Готовые школьные сочинения

Коллекция шпаргалок школьных сочинений. Здесь вы найдете шпору по литературе и русскому языку.

АНОМАЛЬНАЯ СУЩНОСТЬ МОТИВА ДЕТСТВА В МИРЕ Н. ГУМИЛЁВА - часть 5

Мотив детства, как и в предыдущих стихотворениях, реализуется вновь через сравнение. Более того, это сопоставление романтически-страстной любви не просто с ребенком, и не просто с больным ребенком, что отвечало бы общему тону стихотворения, но это сравнение любящих с непоправимо ущербными, обиженными судьбой детьми. Это снова активизирует значимость аномальности. И реализуется она вновь через парадоксальное сочетание любви и детства.

Так, в качестве неизвестного, познаваемого и определяемого в образе любящих Мы оба, как слепые дети, И в традиционно представленном состоянии любви оказываются сами любящие, которые, казалось бы, должны и ощущать мир и переживать свое чувство тоже вполне традиционно, адекватно романтически-цыганской срасти. А слепые дети – слишком необычайны, чересчур ненормальны и для роковых чувств, и для всего нормального мира, чтобы быть известной основой сравнения, чтобы отождествиться (как это происходит в любом сравнении) с тривиальными розами, соловьями, кровью, белыми облаками, людьми, которые чувствуют печаль и боль любви. Они, слепые дети, обнаруживают в мире и в самоощущении человека не только боль, страдание, но и трагический, неотчуждаемый и устойчивый опыт инаковости, изгойства, который не может быть принципиально нормированным, известным. Он всегда, в силу своей природы и глубинной неотделимости от человека, предельно лично-стен и уникален. Слепые дети – это патология, зрелищно воплощенные ущербность, обиженность и изначальная оставленность детей миром, вечный и неустранимый опыт отчаяния (см. по этому поводу: [13]). Ведь дети, как правило, воспринимаются чистыми, невинными, не ведающими пороков и грехов мира взрослых. А слепота, как болезнь, как наказание за несовершенное, неведомое, как слишком тяжелое избранничество в Мире самых белых облаков, делает детей одновременно и вечно наивными, и вечно слишком взрослыми, знающими опыт двойной маргинальности, двойной изоляции: и детством, и патологией.

Именно их, слепых детей, неожиданное, принципиально алогичное на поэтическом уровне появление в мире страстной, тоскливо-надрывной любви обнаруживает и обнажает эстетическое единство художественного мира это стихотворения. И главное при этом – экзистенциально напряженная и подлинная сущность никем не принятой, не нужной в своей не конвенциональной проявленности, но вопреки всему все же существующей любви. Она может явить себя лишь через предельно аномальное состояние мира, где одновременно есть белые облака, горные хребты и где они безучастны в своем со-бытии с живым (бродят только козы) и не-живым началом (увянувшие розы, мертвые соловьи). А осуществить себя может такая любовь – через напряженно личностное, ответственное усилие-поступок любящих (жить, идти, искать и слушать).

Таким образом, мотив детства в мире Н. Гумилёва даже при всей его, мира, направленности на необычайность, стремление смешать все нормальные представления, слишком аномальный и экзистенциально-напряженный по своей сущности. Он, как правило, сочетается и осуществляет свою смысловую и эстетическую полноту с несвойственными и даже антитетичными для него мотива любви, болезни, Богооставленности. Именно через них детство обнаруживает свою аномальную сущность, а также трагически-космические, не конвенциональные основания и ценности человека и мира, значимость для них состояний граничности и инаковости.

ЛИТЕРАТУРА

1. Н. С. Гумилёв: pro et contra. – СПб.: РХГИ, 1995.

2. Гумилёв Н. С. Глоток зелёного шартреза. – М.: Эксмо, 2002.

3. Иванов Вяч. Вс. Звездная вспышка (Поэтический мир Н. С. Гумилёва) // Гумилёв Н. С. Стихи. Письма о русской поэзии. – М.: Художественная литература, 1990.

4. Творчість М. Гумільова в контексті культури Срібного віку. Тези міжнародної наукової конференції, присвяченої 110-лiттю від дня наро-дження М. Гумiльова. – Дрогобич, 1996.

5. Черненькова О. Б. Предметная детализация в поэзии Н. С. Гумилёва // Вестник Московского университета. Серия 9. Филология. – 2001 – № 1.

6. Черненькова О. Б. Прошлое время в поэзии Н. С. Гумилёва // Вестник Московского университета. Серия 9. Филология. – 2003 – № 5.

7. Соколова Д. В. Поэтическая фауна Н. С. Гумилёва // Вестник Московского университета. Серия 9. Филология. – 2006 – № 1.

8. Гумилёв Н. С. Стихи. Письма о русской поэзии. – М.: Художественная литература, 1990.

9. Дюшен И. Театр парадокса // Театр парадокса. – М.: Искусство, 1991.

10. Гинзбург Л. О лирике. – М.-Л.: Советский писатель, 1964.

11. Лотман Ю. М. О поэтах и поэзии. – СПб.: Искусство–СПБ, 1999.

12. Библер В. С. Век Просвещения и критика способности суждения. Дидро и Кант // Западноевропейская художественная культура XVIII века. – М.: Наука, 1980.

13. Шестакова Э. Г. Эстетика аномальности (мир и человек в рассказе И. А. Бунина «Роман горбуна») // Літературознавчий збірник. – Донецьк, 2001. – Вип. 5/6. – С.147–155.

20


Нужна шпаргалка? Тогда сохрани - » АНОМАЛЬНАЯ СУЩНОСТЬ МОТИВА ДЕТСТВА В МИРЕ Н. ГУМИЛЁВА - часть 5 . Литературные сочинения!

АНОМАЛЬНАЯ СУЩНОСТЬ МОТИВА ДЕТСТВА В МИРЕ Н. ГУМИЛЁВА - часть 5