Готовые школьные сочинения

Коллекция шпаргалок школьных сочинений. Здесь вы найдете шпору по литературе и русскому языку.

Антиутопия для античеловечества (по роману Е. И. Замятина «Мы»)

Жанр утопии появился в Европе с зарождением гу­манизма. Мудрецы прошлого с радостью изображали счастливый мир будущего, где нет войны, болезней, а все сферы жизни общества подчинены законам разума. Прошли века. И утопия сменилась антиутопией — изоб­ражением «будущего без будущего», мертвого механизи­рованного общества, где человеку отведена роль про­стой социальной единицы. На самом деле антиутопия не является полной противоположностью утопии: ан­тиутопия развивает основные принципы утопии, дово­дя их до абсурда. Теперь оказывается, что один и тот же человеческий разум способен построить «Город Солн­ца» Томмазо Кампанеллы и работающие с точностью часового механизма «фабрики смерти» Генриха Гиммле­ра. XX век стал веком воплощенных антиутопий — в жизни и литературе.

Для русской литературы жанр антиутопии не впол­не свойствен. Одной из лучших антиутопий, написан­ных на русском языке, стал роман Евгения Замятина «Мы». Этот роман создавался в 1920 году в холодном полуразрушенном Петрограде. Автору удалось за семь­десят лет копирование запрещено © 2005 до падения коммунистического режима сде­лать правильные выводы о «великом блефе», воплощен­ном в идеях марксизма-ленинизма.

Собственно говоря, Замятин ничего не выдумывал: он лишь довел до логи­ческого завершения идею построения коммунистического общества. Итак, перед нами — «идеальное обще­ство». Унификация, уравниловка, регламентация — вот лишь немногие из признаков «идеального общества» в романе «Мы». История создания этого общества весь­ма напоминает историю создания Советского Союза. Его граждане достигли счастья в результате гибели боль­шей части населения. Жители страны счастливы: они живут в домах с прозрачными стенами, ходят на работу и с работы строем, а проблема любви решена раз и на­всегда: «всякий нумер имеет право на другой нумер как на сексуальный объект».

Жители, или нумера, носят одинаковую одежду, едят одинаковую пищу. Искусство является придатком государственной машины. За этой социальной идиллией наблюдают строгие Хранители. А выше всех стоит Благодетель — лидер «идеального общества».

Все продумано до мелочей. Исполненные счастливого идеализма нумера строят некий Интеграл, который наполнит счастьем всю Все­ленную. Эти картины что-то напоминают, не правда ли? Недаром современные Замятину критики с пеной у рта доказывали, что «Мы» — вредное и антисоветское про­изведение. Действительно, этот роман — антисоветское произведение, причем одно из лучших.

Главный герой — нумер D-503, от лица которого ве­дется повествование, — получает возможность испытать настоящие человеческие чувства, изведать страсть, страх. Судьба его трагична: он не был казнен, как его возлюбленная, а подвергся операции по устранению воображения вместе с другими нумерами. Один из важнейших вопросов, которые пытается решить автор, — вопрос свободы выбора и свободы во­обще. Где грань, отделяющая свободу от несвободы, а человека от животного?

Сегодняшние хаос и шатание в постсоветском обществе, стыдливо именуемые «пери­одом становления демократии», показывают, что мы не готовы к свободе, мы не научились понимать и ценить ее. Может быть, нынешнее постсоветское пространство и является местом, где живут те, кто выжил в катаклиз­ме антиутопии, — своеобразным «жилищем для античе­ловечества». К счастью, республики бывшего Советско­го Союза медленно и трудно выздоравливают, и возвра­щение в дурной сон под названием «Совдепия» уже со­вершенно невозможно. Но призрак несвободы продол­жает стоять за нашими плечами. Мы должны быть вни­мательны и бдительны: в мире есть много Благодетелей, готовых осчастливить послушные нумера. И самое глав­ное — нам нужно не машинное демократическое обще­ство, а свобода, основанная на вечных принципах гума­низма.

Нужна шпаргалка? Тогда сохрани - » Антиутопия для античеловечества (по роману Е. И. Замятина «Мы») . Литературные сочинения!

Антиутопия для античеловечества (по роману Е. И. Замятина «Мы»)