Готовые школьные сочинения

Коллекция шпаргалок школьных сочинений. Здесь вы найдете шпору по литературе и русскому языку.

Чацкий главный герой пьесы «Горе от ума»

Первые читатели комедии открывали в ней самое главное в тогдашней жизни. Перед ними бушевала та борьба, в которой они сами принимали участие, хотя многие из них, может быть, и не догадывались, насколько значительна она по своим конечным результатам. Место в этой борьбе предрешало позицию в тех спорах, которые породила комедия. Разумеется, спор шел прежде всего о Чацком. В передовых кругах русского общества еще ни один литературный герой не был так популярен: в Чацком видели своего соратника. Благородство его убеждений, кипение политических страстей, меткость обличений - вот что главным образом было замечено. Недаром монологи Чацкого:

  • «И точно, начал свет глупеть…», «А судьи кто?..», «В той комнате незначащая встреча…» - распространялись в списках как отдельные произведения. Правда, фигура Чацкого не могла не удивить тогдашних читателей своей жизненной достоверностью, непосредственностью «личного» обаяния; по привычке предположили, что образ Чацкого - это чей-то портрет, и тут же начались насчет прототипа. Комедия еще не была закончена, а слух о портретное уже долетел до Одессы: «Что такое Грибоедов? - спрашивал Пушкин.– Мне сказывали, что он написал комедию на Чедаева…» Но, прочитав комедию, Пушкин сразу же понял ошибочность такого предположения. «Теперь вопрос,- писал он А. А. Бестужеву в январе 1825 года.- В комедии «Горе от ума» кто умное действующее лицо? Ответ: Грибоедов.

А знаешь ли, что такое Чацкий? Пылкий, благородный и добрый малой, проведший несколько времени с очень умным человеком (именно с Грибоедовым) и напитавшийся его мыслями, остротами и сатирическими замечаниями. Все, что говорит он - очень умно. Но кому говорит он все это? Фамусову? Скалозубу? На бале московским бабушкам? Это непростительно. Первый признак умного человека - с первого взгляду знать с кем имеешь дело и не метать бисера перед Репетиловыми…» . Пока что отложим разговор о том, на самом ли деле Чацкий «мечет бисер» или его обращения к Фамусовым и Репетиловым имеют какой-то иной смысл. Сейчас важно обратить внимание на замечание Пушкина о соотношении мысли автора и его героя, то есть, иными словами, о соотношении личности автора и характера героя. Понимание противоречий и неясностей в поведении Чацкого, о которых говорилось выше, затрудняется прежде всего тем, что этот образ весь пронизан светом авторского сочувствия, что едва ли не в каждой фразе Чацкого вполне различимо слышится голос самого автора, чувствуется его собственное лирическое воодушевление. Поневоле начинает казаться, что раз налицо такая слиянность автора и героя, то, может быть, причины этих противоречий и неясностей коренятся в свойствах художнического сознания Грибоедова и образ Чацкого имеет лишь автобиографическое значение. Этот тупик неизбежно понуждает сделать вывод, что тайна образа Чацкого заключена в соотношении объективно-драматического и лирического начала комедии. Следовательно, чтобы приблизиться к этой тайне, необходимо представить себе личность автора. Но для этого знание одного только текста «Горе от ума» уже недостаточно.

Итак, Чацкий после трехлетнего отсутствия вернулся в Москву и сразу же, не заезжая домой, явился в дом Фамусовых. Что нового покажет мне Москва? Этот вопрос, естественно, возникал в его сознании в связи с его прежними отношениями - личными и общественными. Но интерес к тому, как прошли эти три года в Москве и для Москвы, был пока что не главным; непосредственнее и сильнее волновало другое: как прошли эти три года в доме Фамусовых, и прежде всего, конечно, что сталось с Софьей? Наверно, были и опасения, но все-таки больше надежд. Хотя он и понимал, что с Москвой, то есть с московским дворянским обществом, придется выяснить отношения заново.

Да, разумеется, он поехал в путешествие потому, что «охота странствовать напала на него». Но было не только это: по-видимому, он не мог не уехать, потому что дворянская Москва - а он ее только и знал тогда - ему просто опостылела; с своей стороны, и она не пылала к нему особой любовью.

Но среди причин, побудивших Чацкого уехать из Москвы, была еще одна, которая больше всего тревожила и терзала сердце. Его любовь к Софье тогда, три года назад, наверно, напугала его: ведь он был старше ее, а ей шел всего лишь пятнадцатый год. Софья и тогда не понимала и теперь - через три года - толком не уразумела, в чем была причина метаний Чацкого:

  • Привычка вместе быть день каждый неразлучно
  • Связала детскою нас дружбой; но потом
  • Он съехал, уж у нас ему казалось скучно,
  • И редко посещал наш дом;
  • Потом опять прикинулся влюбленным,
  • Взыскательным и огорченным!!

А на самом-то деле и путешествие-то его, может быть, было чем-то вроде бегства от овладевшей им любви. Не надеялся ли он, что в заботах странствия ему удастся размыкать свою любовь, а может быть, даже и забыть? Не потому ли он Три года не писал двух слов!..

Писать москвичам и самому Фамусову у него не было ни малейшей охоты; но он не писал и Софье: вероятно, не хотел ни ей напоминать о себе, ни своих ран бередить. Но чувств его

  • …ни даль не охладила,
  • Ни развлечения, ни перемена мест.

Почему же Чацкий должен был бегать от этой неистребимой и, может быть, единственной любви? Софье исполнилось семнадцать лет, и он помчался в Москву преисполненный самых радужных надежд и, как тогда говорили, с самыми серьезными намерениями. Но имел ли он резон надеяться? На самом деле, не принял ли он детские дружеские чувства Софьи за любовь? По-видимому, все-таки нет. Будь оно иначе, легкий намек Лизы на измену не вызвал бы такого раздраженного и растерянного ответа Софьи. А вот его надежды на ее верность в течение трех лет разлуки оказались преувеличенными. В этом, конечно, сказалась его беззаветная влюбленность. Но вместе с тем тут обнаружилось качество, свойственное всему поколению молодых людей того непродолжительного, но чрезвычайно бурного и неповторимо своеобразного времени, которое непосредственно предшествовало декабрьскому восстанию. Они были преисполнены героической отваги и самоотвержения.

Но в их взглядах на общественную жизнь и на людей было много наивного, прекраснодушного. Основу их убеждений составляла вера в то, что просвещенный и гуманный ум   является   главным   вершителем    судеб    человечества, Им казалось, что их вольнолюбивые убеждения, являвшиеся следствием этой веры, настолько самоочевидны и неопровержимы, что оспаривать их могут только уж самые закоренелые, самые глупые староверы. В просвещенном и гуманном уме, по их мнению, были истоки высокой нравственности; он же придавал подлинное значение и красоте человека.

Софья - умница, в этом Чацкий был уверен. Еще четырнадцатилетней девочкой она вместе с ним смеялась и над молодящейся тетушкой, и над преданностью батюшки Английскому клубу, и над затеями толстого барина-театрала:

  • На бале, помните, открыли мы вдвоем
  • За ширмами, в одной из комнат посекретней,
  • Был спрятан человек и щелкал соловьем,
  • Певец зимой погоды летней.

Стараясь возобновить разговоры, прерванные три года назад, Чацкий хотел узнать, по-прежнему ли она смеется над тем, что смешно и ему, то есть хотел понять теперешний образ ее мыслей. Если она и теперь - его единомышленница, то надежды были не напрасными: в свете этих надежд и старый конфликт с обитателями дворянской Москвы выглядел иначе:

Опять увидеть их мне суждено судьбой! Жить с ними надоест, и в ком не сыщешь пятен? Когда ж постранствуешь, воротишься домой, И дым Отечества нам сладок и приятен!

Но Софья недвусмысленно осудила даже самые легкие его насмешки над Москвой. Естественно, что возникло подозрение:

  • …Нет ли впрямь тут жениха какого?

И самое характерное в этих его мучительных поисках заключалось в том, что критерий ума был для него главным, если не единственным. Когда Софья, стараясь кольнуть своего прежнего друга, сказала о Молчалине:

  • Конечно нет в нем этого ума,
  • Что гений для иных, а для иных чума,
  • Который скор, блестящ и скоро опротивит

Чацкий окончательно решил, что подлинный смысл всех ее похвал Молчалину - «сатира и мораль». «Она не ставит в грош его»,- заключил он.

Нужна шпаргалка? Тогда сохрани - » Чацкий главный герой пьесы «Горе от ума» . Литературные сочинения!

Чацкий главный герой пьесы «Горе от ума»