Готовые школьные сочинения

Коллекция шпаргалок школьных сочинений. Здесь вы найдете шпору по литературе и русскому языку.

«Чайка» — новый этап в творчестве А. П. Чехова

«Чайка» была написана в Мелихове. В этой пьесе Чехов впервые так откровенно высказал свою жизнен­ную и эстетическую позицию, показав в пей людей ис­кусства. Это пьеса о мятущихся молодых художниках и о самодовольно-сытом старшем поколении, охраняю­щем завоеванные позиции. Это пьеса о любви («Мало действия, пять пудов любви», — шутил Чехов), о нераз­деленном чувстве, о взаимном непонимании людей, жестокой неустроенности личных судеб. Наконец, это пьеса и о мучительных поисках истинного смысла жиз­ни, общей идеи, цели существования, определенного мировоззрения, без которого жизнь — «сплошная мае­та, ужас».

Премьера «Чайки» состоялась 17 декабря 1896 г. в Александрийском театре. Уже с самого начала действия стало ясно, что пьеса воспринимается публикою совсем не так, как предполагали автор и постановщики. На другой день после премьеры все утренние петер­бургские газеты сообщали о провале спектакля; рецен­зенты отмечали грандиозность и скандальность прова­ла. В литературе о Чехове распространено утверждение, что причины провала «Чайки» прежде всего заключа­лись в неудачной постановке Александрийского театра: «Провал был неизбежен, так как вся устойчивая систе­ма художественных средств этого театра, соответству­ющая устойчивым же, трафаретным формам драматур­гии, органически была чужда художественной тенден­ции и материалу новой пьесы». Постановка «Чайки» Московским художественным театром (1898) открыла публике искусство Чехова-дра­матурга.

Спектакль прошел с большим успехом. Летя­щая чайка сделалась эмблемой МХАТа. Пьеса развивается как полифоническое, многоголо­сое произведение, в котором звучат разные мотивы, перекрещиваются разные темы, сюжеты, судьбы, характеры. Все герои сосуществуют равноправно: нет судеб главных и побочных, то один, то другой герой выходит на первый план, чтобы затем уйти в тень. Очевидно, поэтому невозможно, да вряд ли и нужно выделять глав­ного героя «Чайки».

Вопрос этот не бесспорный. Было время, когда героиней, несомненно, была Нина Зареч­ная, позже героем стал Треплев. В каком-то спектакле вперед выдвигается образ Маши, в каком-то другом всех собой затмевают Аркадина и Тригорин.

Актриса Аркадина переживает роман с писателем сочинение с аллсоч. ру © 2005 Тригориным, холостяком в солидных годах. Они при­близительно одинаково понимают вещи и одинаково профессиональны каждый в своей сфере искусства. Другая пара влюбленных — сын Аркадиной Константин Треплев, который надеется стать писателем, и дочь бо­гатого помещика Нина Заречная, мечтающая о карье­ре актрисы. Затем идут как бы ложно построенные пары влюбленных, жена управляющего имением Шамраева, влюбленная в доктора, старого холостяка, Дорна, дочь Шамраевых, Маша, безответно влюбленная в Треплева, которая от отчаяния выходит замуж за нелюбимого че­ловека.

Даже бывший статский советник Сорин, боль­ной старик, признается, что он симпатизировал Нине Заречной. Внезапно возникшая связь Тригорина и Заречной многое переменила в жизни героев пьесы. Измена лю­бимого человека, верного друга, уязвила Аркадину и принесла невыносимую боль еще одному человеку — Треплеву, который искренне любил Нину.

Он продол­жал ее любить и когда она ушла к Тригорину, и когда родила от него ребенка, и когда была брошена им и бед­ствовала. Но Заречная сумела утвердить себя в жизни и после двухлетнего перерыва снова появилась в родных местах. Треплев радостно встретил ее, полагая, что к нему возвращается счастье.

Но Нина была по-прежне­му влюблена в Тригорина, благоговела перед ним, одна­ко не искала с ним встречи и вскоре внезапно уехала. Не вынеся испытаний, Треплев застрелился. Любовь, охватившая почти всех героев, составляет главное действие «Чайки».

Но сильнее любви оказыва­ется преданность искусству. У Аркадиной оба этих ка­чества — женственность и талант — сливаются воедино. Тригорин интересен именно как писатель.

Во всем ос­тальном он безвольное существо и полная посредствен­ность. По привычке он волочится за Аркадиной, но бро­сает ее, когда выпадает случай сойтись с молоденькой Заречной. Можно объяснить себе такое непостоянство чувств тем, что Тригорин — писатель, а новое увлече­ние — своего рода новая страница жизни, имеющая шанс стать новой страницей книги. Отчасти так оно и есть.

Мы наблюдаем, как он заносит в записную книжку мель­кнувшую у него мысль о «сюжете для небольшого рас­сказа», повторяющем в точности жизнь Нины Зареч­ной: на берегу озера живет молодая девушка, она счаст­лива и свободна, но случайно пришел человек, увидел и от нечего делать погубил ее. Символична сцена, в кото­рой Тригорин показывал Заречной на чайку, убитую Треплевым. Треплев убил птицу — Тригорин убивает душу Нины. Треплев значительно моложе Тригорина, он принад­лежит к другому поколению и в своих взглядах на искус­ство выступает как антипод и Тригорина, и своей мате­ри. Он сам считает, что проигрывает Тригорину во всем: как личность он не состоялся, любимая от него уходит, его поиски новых форм были высмеяны как декадентс­кие. «Я не верую и не знаю, в чем мое призванье», — го­ворит Треплев Нине, которая, по его мнению, нашла свою дороп^.

Эти слова непосредственно предшествуют его самоубийству. Таким образом, правда остается за средней актрисой Аркадиной, живущей воспоминаниями о своих успехах. Неизменным успехом пользуется и Тригорин. Он само­доволен и в последний свой приезд в имение Сорина даже принес журнал с рассказом Треплева. Но, как Треп­лев заметил, все это у него показное: «Свою повесть прочел, а моей даже не разрезал».

Тригорин снисходително оповещает Треплева при всех: «Вам шлют поклон ваши почитатели… В Петербурге и в Москве вообще заинтересованы вами. И меня спрашивают все про вас». Тригорин хотел бы не выпускать из своих рук вопрос о популярности Треплева, хотел бы сам отмерить ее меру: «Спрашивают: какой он, сколько лет, брюнет или блон­дин. Думают все почему-то, что вы уже немолоды». Так и видятся здесь дамы из окружения Тригорина, это их расспросы он постарался еще больше обесцветить. Три­горин буквально водружает надгробную плиту над че­ловеком, которого к тому же ограбил и в личной жиз­ни. Тригорин полагает, что и неудачное писательство Треплева — лишнее подтверждение того, что Треплев иной участи недостоин: «И никто не знает вашей насто­ящей фамилии, так как вы печатаетесь под псевдони­мом. Вы таинственны, как Железная Маска».

Другой «таинственности» он в Треплеве и не предполагает. Если вслушаться внимательней в характеристики героев, в определения, какие они дают друг другу, то можно по­нять, что Чехов отдает некоторое предпочтение жиз­ненной позиции Треплева. Жизнь Треплева богаче и интереснее той вялой, рутинной жизни, которую ведут остальные герои, даже самые одухотворенные — Арка-дина и Тригорин.

Совершенно очевидно, что все симпатии Чехова на стороне молодого, ищущего поколения, тех, кто толь­ко входит в жизнь. Хотя и здесь он видит разные, не сли­вающиеся пути. Молодая девушка, выросшая в старой дворянской усадьбе на берегу озера, Нина Заречная, и недоучившийся студент в потрепанном пиджаке Кон­стантин Треплев — оба стремятся попасть в чудный мир искусства. Они начинают вместе: девушка играет в пье­се, которую написал влюбленный в нее талантливый юноша.

Пьеса странная, отвлеченная, в ней говорится об извечном конфликте духа и материи. «Нужны новые формы! — провозглашает Треплев. — Новые формы нуж­ны, а если их нет, то лучше ничего не нужно!

» В вечернем саду наспех сколочена сцена. Может быть, здесь рождается новое произведение искусства… Но пьеса остается недоигранной. Мать Треплева, зна­менитая актриса Аркадина, демонстративно не желает слушать «декадентский бред».

Представление сорвано. Так обнажается несовместимость двух миров, двух взгля­дов на жизнь и позиций в искусстве. «Вы, рутинеры, захватили первенство в искусстве и считаете законным и настоящим лишь то, что делаете вы сами, а остальное вы гнетете и душите! — восстает Треплев против матери и преуспевающего писателя Тригорина. — Не признаю я вас! Не признаю ни тебя, ни его!» В этом конфликте проступает кризисная ситуация в русском искусстве и в жизни конца XIX века, когда «ста­рое искусство разладилось, а новое еще не наладилось».

Старый классический реализм, в котором подражание природе превратилось в самоцель («люди едят, пьют, любят, ходят, носят свои пиджаки»), выродился лишь в ловкое техническое ремесло. Искусство нового, гряду­щего века рождается в муках, и пути его еще не ясны. «Надо изображать жизнь не такою, как она есть, и не такою, как должна быть, а такою, как она представляет­ся в мечтах» — эта программа Треплева звучит пока как туманная и претенциозная декларация.

Он со своим та­лантом оттолкнулся от старого берега, но еще не при­стал к новому. И жизнь без определенного мировоззре­ния превращается для молодого искателя в цепь непре­рывных мучений. Потеря «общей идеи — Бога живого человека» разоб­щает людей переходной эпохи. Контакты нарушаются, каждый существует сам по себе, в одиночку, не спосо­бен к пониманию другого. Поэтому так особенно безна­дежно здесь чувство любви: все любят, но все нелюби­мы и все несчастны.

Вся пьеса проникнута томлением духа, тревогами взаимного непонимания, неразделенного чувства, все­общей неудовлетворенностью. Даже самый, казалось бы, благополучный человек — известный писатель Три-горин — и тот тайно страдает от недовольства своей судь­бой, своей профессией, и в сущности и он несчастлив и одинок. Словом, до боли доходит здесь ощущение всеобщей неустроенности жизни. Почему же в таком случае пье­са названа «Чайка»? И почему при чтении ее охватывает и покоряет осо­бое чувство поэтичности всей ее атмосферы?

Нужна шпаргалка? Тогда сохрани - » «Чайка» — новый этап в творчестве А. П. Чехова . Литературные сочинения!

«Чайка» — новый этап в творчестве А. П. Чехова