Готовые школьные сочинения

Коллекция шпаргалок школьных сочинений. Здесь вы найдете шпору по литературе и русскому языку.

Дар цивилизации “Хитроумный гидальго Дон-Кихот Ламанчский”

   Испания не была исключением из этого общего закона: совокупным действием тех великих событий, что наполняют царствования Карла V и Филиппа II, из недр ее появляется величайший литературный гений, достойный быть поставленным на ряду с Шекспиром, - дон Мигель де Сервантес. Своим созданием, озаглавленным: “Хитроумный гидальго Дон-Кихот Ламанчский”, он принес неоценимый дар цивилизации всего мира. Есть люди, оставляющие о себе такой глубокий след в человечестве, что время не только не уменьшает их величия, но, кажется, с каждым веком возвышает все больше и больше. Сервантес принадлежит к числу именно таких людей: вся жизнь его выделяется каким-то ярким проблеском среди общего тусклого колорита. Он прожил 69 лет (1547-1616). Биографы всех стран, трудящиеся над выяснением его характера, и теперь еще открывают все новые и новые черты, свидетельствующие o высоких качествах этого замечательного человека, - o беспримерном великодушии, соединенном с твердой разумной волей и полным бескорыстием: никогда он не думал o себе, задаваясь теми идеями, какие считал полезными для своего времени, стремился к их осуществлению и достигал своей цели, несмотря на все трудности, препятствия и гонения, что на каждом шагу воздвигала всевластная инквизиция поборникам прогресса и человеческой мысли.

   Его бессмертное произведение Дон Кихот Ламанчский, как по форме, так и по содержанию, не оставляет желать ничего лучшего.

   Простота, ясность, изящество, образность описаний, - доведены до изумительного совершенства, невозможно выразить мысль более сильно и более рельефно: здесь соединяется все, - и непринужденная свобода речи, и яркость красок, и жизненность лиц, a каждая фраза так и просится в пословицу.

   Тоже можно сказать и относительно содержания. Никогда еще не было книги настолько верной действительности, такой правдивой в полном значении этого слова, как ” Хитроумный гидальго Дон-Кихот Ламанчский “. И теперь еще во всех слоях испанского общества встречаются многочисленные оригиналы тех портретов, что рисовала нам вдохновенная кисть Сервантеса. Да, он был человеком не только своего времени, но и своей страны.

   В его насмешке над страстью к похождениям нет и тени предумышленности, или порицания рыцарского духа вообще; проникнув глубоко в душу своих современников, он только отражает их целиком в своем творчестве, ярко освещая характерные черты. Разве вся Испания ХVI века не является нам, как живая, в лице Санчо-Пансо, постоянно увлекаемого мечтой o быстром обогащении, - этого фантазера, которого только повседневные нужды и требования действительности заставляют еще спускаться на землю из мира грёз?

   A этот отважный рыцарь Дон-Кихот, ежеминутно готовый, с слепым фанатизмом, ринуться на защиту мнимой справедливости, - разве не олицетворяет весь испанский народ, с безумным увлечением борющийся то за австрийский дом, то за католическую Церковь?

   Был ли хоть один человек в целой Испании, который, прочитав эти яркие сцены из приключений ДонКихота и Санчо, не оглянулся бы на самого себя, не увидел бы в сокровенной глубине своих мыслей и чувств, что и он точно также шел на приманку ложного величия, бесполезно и глупо растрачивая свои лучшие силы?

   Таково национальное значение этой книги, теперь посмотрим на нее с более широкой, общечеловеческой точки зрения. Что такое Дон-Кихот? Это не только представитель отживающего рыцарства, последний обломок феодального аристократизма, слепо верящий в свое неизмеримое превосходство над людьми менее благородной крови, но в то же время это человек сердца, одушевленный искренним стремлением к правде, добру, к всеобщему счастью на земле, его возмущает несправедливое устройство человеческих обществ, и он готов всю свою жизнь посвятить на защиту обиженных и угнетенных, не исключая даже преступников. Существующие порядки, укоренившиеся обычаи и житейские условия не смущают его. Как Альцест Мольера, он игнорирует общественное мнение, презирает его даже, нося в душе свой собственный идеал, им он руководствуется в жизни и судит обо всем по своей совести.

   При таких исключительных качествах, он, конечно, должен казаться смешным, совершать разные несообразности, поступать безумно, - и все-таки не любить его, не питать к нему сочувствия и невольного уважения невозможно.

   Совершенную противоположность ему представляет Санчо-Пансо. Это эгоист в полном значении слова, человек, не видящий в мире ничего, кроме своих личных интересов, чужие бедствия, чужие несчастия не трогают его, не отвлекают от мысли, как бы поесть хорошенько, выпить да выспаться. Правда, порой он вступает в борьбу, проявляет даже храбрость, возмущается, сердится, пускает в ход кулаки, но все это лишь тогда, когда приходится защищать свою собственную особу, во всех же других случаях, не касающихся его лично, он спокойно предоставляет действовать своему господину, чем еще больше оттеняются великодушные свойства последнего. Впрочем, помимо этого черствого эгоизма, производящего иногда отталкивающее впечатление, Санчо-Пансо в сущности человек безобидный, никогда никому не причинявший умышленного вреда, даже и животным. Рядом с неблаговидными поступками, вызываемыми все тем же себялюбием и инстинктом самосохранения, в нем есть много и хороших качеств: так, в течение долгих лет, он свято хранит память o своих детях и жене, хотя привязанность к ослу несравненно глубже и сильнее коренится в его душе, на нем он сосредоточивает всю свою способность любить.

   Вот два главные образа, созданные Сервантесом и навсегда упрочившие его славу; они одинаково жизненны, одинаково человечны, и мы не только встречаемся с ними повседневно, но и сами так или иначе отражаем их в себе. Действительно, кто из нас хоть отчасти не приближается своим темпераментом, характером, или воспитанием, то к Санчо-Пансо, то к Дон-Кихоту? Недостатки, воплощенные в этих художественных образах, свойственны всем людям, a хорошие их качества достойны подражания. Отсюда вечное, громадное значение этой книги, которая может послужить для разумного моралиста неиссякаемым источником нравственных начал.

 

Нужна шпаргалка? Тогда сохрани - » Дар цивилизации “Хитроумный гидальго Дон-Кихот Ламанчский” . Литературные сочинения!

Дар цивилизации “Хитроумный гидальго Дон-Кихот Ламанчский”