Готовые школьные сочинения

Коллекция шпаргалок школьных сочинений. Здесь вы найдете шпору по литературе и русскому языку.

ЭСТЕТИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ А. К. ВОРОНСКОГО - Часть 1

В автобиографической книге «За живой и мертвой водой» Александр Константинович Воронский с мягким юмором рассказал о начале своей литературной работы. Фельетон, написанный голодным подпольщиком (1911), неожиданная удача (напечатали!), потом знакомство с В. В.”Воровским, который редактировал тогда в Одессе газету «Ясная заря», и вновь фельетоны, но теперь уже вперемежку с заметками «о Горьком; об Аверченко, о Леониде Андрееве, о макетной кооперативной жизни, о расценках, о бытовых условиях рабочих…»[53]. Все это рождено было «острой нуждой», и к своим успехам «на литературном поприще» автор относился как к незаслуженной обмолвке судьбы.

Но оказалось, что все это было не случайно. И когда в 1918 году Воронский стал редактором Иваново-Вознесенской губернской газеты «Рабочий край» (вскоре возглавив ее), за ним стоял уже опыт не только партийной, но и публицистической работы. Литературное же призвание обнаружило себя в той интенсивности, с какой начал писать Воронский свои «литературные заметки», а также в диапазоне тем, которые волновали не известного еще читателю критика. За годы деятельности Воронского в «Рабочем крае», как установлено, им было опубликовано «свыше 370 статей, рецензий, заметок, фельетонов и других материалов, не считая недописанных передовиц»[54]. Из них более пятидесяти работ было написано на литературные темы”– о писателях-классиках, о предоктябрьской литературе, о зарубежных книгах.

Воронский”– судя по его книгам”– рано понял роль жизненного опыта в формировании человека. Образование, полученное самостоятельным путем (за «политическую неблагонадежность» Воронский был исключен из духовной семинарии после окончания пятого класса), убедило его в великой способности литературы быть собеседником, спутником, единомышленником человека на пути к постижению мира. Он считал, что благодаря своей правдивости классическая литература вобрала в себя драматический и многосложный опыт человеческой жизни. Новое, революционное общество имеет возможность, приобщаясь к классике, быстрее понять себя, мировую историю и ход революционного процесса. Литература”– «художественный документ» состояния общества: эту мысль Воронский повторял убежденно и настойчиво. «Читайте в первую голову наших классиков,– обращался напрямую Воронский к подписчикам газеты «Рабочий край».– Это то великое, драгоценное наследие, которое передается новому миру, рождающемуся в крови и неизбывных муках»[55].

Внимателен был Воронский и к современной ему литературной жизни. Он видел в ней резкое расслоение художественной интеллигенции, банкротство многих старых писателей («отжившие люди, отжившие тени, отжившие настроения…»[56]) и «свежую боевую струю»”– нового писателя, который «идет из недр революционного народа. От сохи и станка».

Жестковатость тона, продиктованная резким размежеванием литературных позиций, может показаться современному читателю, как верно замечает П. В.”Куприяновский, порожденной оценками «прямолинейными, односторонними, произнесенными запальчиво»[57], из провинциального далека. Но Воронский, сидя в Иваново-Вознесенске, имел отнюдь не провинциальный кругозор. Это давало ему внутреннее право при всей загруженности партийной работой откликаться не только на политические и литературные события своего края, но и на выход новых журналов, сборников, альманахов, книг, публиковавшихся в центральных издательствах. Истоки заостренной четкости суждений Воронского коренились, кроме того, в самой его натуре, не склонной, как стало ясно позднее, к компромиссам, в складе его ума, всегда стремившегося вынести наверх и обозначить в слове центральный узел разногласий. Но”– главное”– они исходили из позиции Воронского, которую сам же он и сформулировал: «…благо революции превыше всего, и иных постулатов у меня нет»[58].

Эта исходная позиция оставалась неизменной на протяжении всей его жизни. Именно она привлекла к себе внимание В. И.”Ленина, высоко ценившего партийную и журналистскую работу Воронского[59]. В январе 1921 года Воронский был переведен в Москву. Приказом за подписью Н. К.”Крупской 3 февраля 1921 года он был назначен заведующим редакционно-издательским подотделом Главполитпросвета. В марте 1921 года Оргбюро ЦК РКП(б) утвердило его членом коллегии агитационно-пропагандистского отдела Госиздата (впоследствии он стал заместителем ее председателя и курировал выпуск советской художественной литературы).

В эти месяцы 1921 года именно Воронский поставил вопрос о необходимости издавать «толстый» литературно-художественный и общественно-политический журнал. Вскоре на квартире В. И.”Ленина в Кремле состоялось совещание по организации нового издания”– журнала «Красная новь». Воронский был назначен главным редактором. Он приступил к его изданию, выдерживая, как читаем мы год спустя в письме к В. И.”Ленину, «бешеную борьбу с журналами частных издательств и в своей среде». 1921–1922 годы были особенно насыщенными в жизни Воронского: руководя одновременно журналом и литературным отделом «Правды», он в 1922 году был еще и референтом В. И.”Ленина по литературе белой эмиграции. Вскоре решением специальной литературной комиссии, созванной Политбюро ЦК РКП (б), было создано издательство «Круг» (1922); его возглавил тоже Воронский. В первой половине 20-х годов широко развернулась и его лекционная деятельность: по заданию Агитпропа он читал курс лекций по русской литературе в Коммунистическом университете им. Я. М.”Свердлова, в Педагогическом институте им. К.”Либкнехта и во Всесоюзном институте журналистики[60].

К пятилетию со дня Октябрьской революции на заседании специальной комиссии Воронскому было поручено составить проект одного из томов («Наука и искусство») юбилейного сборника и подготовить статью о художественной литературе при Советской власти до нэпа, в эпоху гражданской войны, и при нэпе[61]. Роль Воронского как активного организатора советской литературы была тем самым признана. В книге 1928 года «Очерки литературного движения революционной эпохи» Вяч.”Полонский по праву писал: «За А. К.”Воронским в истории советской литературы должно укрепиться имя Ивана Калиты, собиравшего литературу по крупицам, когда она еще не представляла того богатства, какое имеем теперь». Но тут же он добавлял: «Положение “собирателя” было, конечно, нелегким»[62]. За этими словами стояло знание и понимание той реальной ситуации, той реальной литературной борьбы, в процессе которой Воронский вырос из организатора литературы в ее идеолога, ее теоретика.

Опорой для неустанной внутренней работы Воронского стали в первую очередь труды Г. В.”Плеханова, учеником которого он себя считал и трагический разрыв которого с В. И.”Лениным глубока переживал[63]. Столь же явственно ощущается в статьях Воронского влияние идей критиков-шестидесятников, революционных демократов. Однако, начав со следования своим учителям, Воронский апробировал их идеи в новой исторической ситуации”– ситуации революционной. Это ставит перед нами вопрос о предыстоках марксистской критики, о трансформации многих эстетических представлений в процессе реально осуществившейся революции, об усвоении, развитии, а подчас и преодолении многих идей предшественников.

Нужна шпаргалка? Тогда сохрани - » ЭСТЕТИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ А. К. ВОРОНСКОГО - Часть 1 . Литературные сочинения!

ЭСТЕТИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ А. К. ВОРОНСКОГО - Часть 1