Готовые школьные сочинения

Коллекция шпаргалок школьных сочинений. Здесь вы найдете шпору по литературе и русскому языку.

Фамусовское общество в комедии Грибоедова «Горе от ума»

Фамусовское общество имеет свою идеологию, устоявшийся быт, свои, конечно, крепостнические, и все же проникнутые искренним убеждением в превосходстве взгляды. Уверенность, что иного образа жизни, иных жизненных стремлений, кроме богатства, высокого положения в обществе, власти и влияния, и быть не может у всякого здравомыслящего человека. Оно искренно не понимает, как, вместо того чтобы получить очередной чин или награду, человек их среды отправляется в деревню читать книги или увлекаться химией. Это не монстры, а типичные представители барской психологии и морали допожарной Москвы. Они убежденно гордятся собой, считают себя солью земли, столпами общества, избранными представителями нации. Декабрист Якушкин говорит о помещиках-крепостниках: «По их мнению, Россия держалась одним только благородным сословием». «Ведь только здесь и дорожат дворянством»,- говорит Фамусов о барской Москве. Несоответствие между претензиями этих господ и их общественной никчемностью выявлено с предельной остротой в сарказмах Чацкого. Его обличительные речи достигают высокого и благородного пафоса, когда он вступается за обездоленных и несчастных крепостных крестьян, чье бесправное положение и тяжелый подневольный труд были основой благополучия и паразитической жизни фамусовского общества. Антикрепостнический пафос грибоедовской сатиры восходит к обличительной традиции Фонвизина и Радищева. Изображение фамусовского общества явилось, говоря  словами  Белинского,  «энергическим…   протестом   против гнусной российской действительности, против чиновников, взяточников, бар-развратников, против… светского общества, против невежества, добровольного холопства и пр., и пр., и пр.» ‘. Но Чацкий метил и выше. Его слова:

  • Есть на земле такие превращенья
  • Правлений, климатов, и нравов, и умов;
  • Есть люди важные, слыли за дураков:
  • Иной по армии, иной плохим поэтом,
  • Иной… Боюсь назвать, но признаны всем светом,
  • Особенно в последние года,
  • Что стали умны хоть куда…

«явно полны намеков на каких-то сегодняшних деятелей, и притом людей весьма значительных. Но даже если мы не будем пытаться разгадать имена важных людей, слывших раньше за дураков, а затем невероятно возвысившихся, в словах Чацкого нельзя не заметить нескрываемой горечи разочарования в Александре I, заявлявшем на международном конгрессе 1820 г. всем реакционным единомышленникам в Европе, что он «совершенно изменился» и что, продолжая «любить конституционные учреждения» («…всякий порядочный человек должен любить их, но…»), сомневается в том, что их можно вводить «безразлично у всех народов. Не все народы готовы в равной степени к их восприятию» 2.

«Тот, которым восхищалась Европа и который был для России некогда надеждою,- как он переменился!.. Теперь нельзя предвидеть ничего хорошего для России». Так писал брату приятель Грибоедова - Н. И. Тургенев. Это был общий для всей молодежи вывод, и именно его (весьма осторожно из-за цензуры) выразил Грибоедов словами Чацкого о превращениях… правлений. И слово иной, после которого поставил многоточие, едва ли не имеет в виду самого императора Александра I. Россия того времени представлена в комедии снизу доверху.

Как известно, Пушкин, высоко оценивший комедию в целом, критически отнесся к ее герою, упрекнув Чацкого в том, что тот произносит свои речи перед лицом фамусовского общества. «А знаешь ли, что такое Чацкий? - писал он А. Бестужеву.- Пылкий, благородный и добрый малый, проведший несколько времени с очень умным человеком (именно с Грибоедовым) и напитавшийся его мыслями, остротами и сатирическими замечаниями. Все, что говорит он, очень умно. Но кому говорит он все это? Фамусову? Скалозубу? На бале московским бабушкам? Молчалину? Это непростительно. Первый признак умного человека - с первого взгляду знать, с кем имеешь дело, и не метать бисера перед Репе-тиловыми и тому под.» ‘.

Этот отзыв великого поэта нельзя считать вполне справедливым. Люди, подобные Чацкому, громили старый мир, где только это представлялось возможным. Слово Чацкого было тогда его делом, его заслугой. Оно соответствовало его просветительским взглядам. Н. П. Огарев замечает: «Зачем Чацкий, умный человек, говорит всякую задушевную мысль при Фамусовых и Скалозубах? Пушкину это казалось неестественным. Мы не можем решить вопроса ни в пользу Пушкина, ни в пользу Грибоедова. Для нас лично оно, кажется, было” бы неестественным; но, вспоминая, как в то время члены тайного общества и люди одинакового с ними убеждения говорили свои мысли вслух везде и при всех, дело становится более чем возможным - оно исторически верно. Энтузиазм во все эпохи и у всех народов не любил утаивать своих убеждений, и едва ли нам можно возразить, что Чацкий не принадлежит к тайному обществу и не стоит в рядах энтузиастов; Чацкий чувствует себя самостоятельным врагом порядка вещей своего времени».

Рассматривая же точку зрения Пушкина, нельзя забывать тот факт, что свой упрек великий поэт высказал в 1825 г., действие же комедии происходит раньше. Политическая обстановка, отделяющая время действия комедии от времени ее выхода, изменилась. В условиях усиливающейся аракчеевщины перед декабристами все острее вставала необходимость от слов перейти к делу. Характеризуя эволюцию декабристского движения, М. В. Нечкина пишет: «Ранее требовался проповедник, агитатор, смелый разоблачитель палок и крепостного права, оратор в дворянских гостиных и клубах. Ныне стал необходимым осторожный конспиратор, военный человек, решительный и смелый, в полном молчании и строжайшей тайне готовящий военный удар - сердце революционного переворота. Ранее члены вдохновляли друг друга на проповедь, на гласное обсуждение всех «зол», всех «язв отечества». Теперь эта открытая и явная агитация была признана не только излишней, но вредной, и руководители организации стали отучать молодых офицеров «кричать» на площадях и в гостиных». Таким образом, выступления в петербургских и московских гостиных становились уже анахронизмом, и, вероятно, поэтому Пушкин иронически отнесся к речам Чацкого.

Сам Грибоедов прекрасно понимал это. Тем фактом, что Чацкий за свои пламенные выступления был осмеян и во многом просто не понят, драматург не только указывал на глубокую пропасть между ним и Фамусовыми, но и подчеркивал недостаточность и слабость надежд на силу одного слова, одних идей и убеждений.

Нужна шпаргалка? Тогда сохрани - » Фамусовское общество в комедии Грибоедова «Горе от ума» . Литературные сочинения!

Фамусовское общество в комедии Грибоедова «Горе от ума»