Готовые школьные сочинения

Коллекция шпаргалок школьных сочинений. Здесь вы найдете шпору по литературе и русскому языку.

ФУНДАМЕНТАЛЬНО – О БИТОВЕ - часть 1

Рецензия на монографию Т. Дудек-Листван «Андрей Битов – человек, труд, мысль»

Творчество А. Битова, писателя, который, как отмечал в свое время В. Ерофеев, «первым или одним из первых в современной русской прозе заговорил о слабости человека, о его душевных пределах, эмоциональном «оледенении»1, о его одиночестве и отчуждении, неразрывно связано с художественным осмыслением извечных проблем человеческого бытия, тех пределов, в которых пребывает и реализует себя «Я» каждого. Писать об этом прозаике, удостоеном Ордена Искусств и Литературы Франции, лауреате многочисленных международных и российских премий, в том числе премии им. Пушкина, не будучи с ним «настроенным на одну волну», – непросто. Поэтому и фундаментальных монографических исследований о нем крайне мало.

В Украине первой серьезной работой о творчестве А. Битова можно считать появившуюся в 2007 году книгу Александра Юдина «Текст как поступок и путь: Поэтика перформатива в «Книге путешествий по Империи» Андрея Битова»2, однако в ней углубленному анализу подвергается лишь одна из граней его дарования – восчув-ствование и мышление, «взятое как событие», и рассматривается лишь один из довольно многочисленных и разнородных пластов созданного им за десятилетия в литературе.

1 Ерофеев В. Памятник прошедшему времени. Андрей Битов (Пушкин

ский дом) // Ерофеев В. Собр. соч.: В 3 т. – Т. 3. – М.: Союз фотохудожни

ков России, 1996. С. 536.

2 А. Юдин. «Текст как поступок и путь: Поэтика перформатива в «Книге

путешествий по Империи» Андрея Битова». – К.: Издательский Дом Дмит

рия Бураго, 2007.


В Польше первым фундаментальным исследованием о Битове стала также появившаяся в 2007 г., но представляющая читателю все творчество прозаика в его совокупности, монография Терезы Дудек-Листван «Андрей Битов – человек, труд, мысль», которая, вне всякого сомнения, заинтересует как професионалов-филологов, так и широкий круг почитателей автора «Пушкинского дома».

Книга Т. Дудек-Листван «Андрей Битов – человек, труд, мысль» писалась в течение многих лет, и ее появлению предшествовал выход в свет целого ряда статей и выступлений автора на международных конференциях, встречи и беседы с прозаиком. Отсюда – широкий охват затрагиваемых в ней проблем, уточнение многих фактов биографии писателя, скрупулезный, на высочайшем профессиональном уровне выполненный анализ текстов его произведений и их концептуальное осмысление, тщательно структурированный обзор откликов на написанное прозаиком, которые появились в России и Польше, в странах Западной Европы и США, а также наиболее полная из существующих библиография как произведений писателя, так и работ о нем. Несмотря на определенные трудности, связанные с тем, что писатель в каждое очередное издание вносит немало правок, «отдельные мысли развивает, от других отказывается, изменяет названия произведений, дописывает или меняет эпиграфы, объединяет отдельные тексты в более крупные образования, вносит отличия в то, что предназначено для печатания на Западе и в России»3, автору монографии удается раскрыть перед читателем и творческую лабораторию прозаика в плане его работы над отдельными произведениями, и основные этапы его творческой эволюции в целом, не упуская при этом из виду духовные поиски, жизнь и деятельность Битова-человека.

В первом разделе – «Жизнь и творчество Андрея Битова на фоне эпохи» – Т. Дудек-Листван знакомит читателя с биографией писателя. Полемизируя с эмигрантским критиком Н. Кузнецовой, упрекающей прозаика в том, что в годы «МетрОполя» сам он не так уж боролся за издание своей главной книги, в то время как некоторые

3 T.Dudek-Listwan. Andriej Bitow – człowiek, dzieło, myśl. Kielce: Wydawnictwo Akademii Świętokrzyskiej im. Jana Kochanowskiego, 2007. – С. 8. (Далее цитируем по этому изданию с указанием страниц в скобках ).

Из его же коллег из-за нее пострадали, не подписывался под письмами-протестами, касающимися судеб А. Солженицына и А. Дэвис, а идеей Пен-клуба заинтересовался только при Горбачеве, когда это было позволено ЦК КПСС, Т. Дудек-Листван, основываясь на известных лишь ей из бесед с писателем фактах, с пониманием пишет о том, что пережил, казалось бы, в целом успешный, вначале легально печатавшийся в СССР писатель, детские годы которого связаны с ленинградской блокадой, юность и первые публикации – со временем Сталина и Хрущева, зрелость и творческий поиск – с периодом Брежнева и последовавшими за ним изменениями в стране. В этой же части работы Т. Дудек-Листван приводятся любопытные и мало известные сведения об общественной деятельности А. Битова – о его роли в установлении памятника О. Мандельштаму в местах, где погиб поэт, и в создании фильма об этом поэте и памятнике ему («Конец пути»); о его трех проектах, имеющих отношение к А. Пушкину (установка памятника перебежавшему поэту дорогу и, по преданию, помешавшему ему принять участие в восстании декабристов Зайцу в Михайловском; создание серии рисованых фильмов о Пушкине; исполнение джазовым квартетом Литвина и Тарасова композиций, на музыку которых положены тексты черновиков поэта). Здесь же упоминается об участии Битова в установлении шуточного памятника Чижику-Пыжику на Фонтанке в Петербурге, о его замыслах, связанных с установлением в Киеве памятника «натуральному украинскому богатству» – салу «от благодарных москалей» и памятника Помидору на Красной площади в Москве. Подробно рассказывается о правозащитной деятельности писателя, связанной с освобождением украинского журналиста Григория Пасько и белорусского кинорежиссера Руслана Зголича, о его борьбе за сохранение окружающей среды на Курской Дуге, а также об осуществленном А. Битовым с целью урегулирования межконфессиональных конфликтов новом оригинальном авторском переводе Корана, представленном в 1995 г. в Нью-Йорке, его деятельности в «Фонде Набокова», в Комиссии по присуждению государственных премий в области литературы и искусства при Президенте России и во многих организациях, присуждающих литературные премии (в том числе и «Триумф»), о его преподавательской деятельности в странах Европы и США.

В разделе втором – «Восприятие творчества Битова русскими и западными критиками» – Т. Дудек-Листван, размышляя о том, как складывалась судьба публикаций А. Битова и их рецепция в СССР и за рубежом, условно делит ее на периоды. Начало первого она справедливо относит к 1963 г., когда из печати вышел первый сборник писавшихся начиная с 1956 г. произведений А. Битова «Большой шар». За ним последовал выпуск сборников «Дни человека» (1976), «Семь путешествий» (1976), и уже по инерции – книги «Воскресный день» (1980), включавших как отдельные повести и рассказы, так и фрагменты более крупных произведений. Именно в них начал формироваться и тот «образ условного автора-путешественника, автора-журналиста, автора-писателя», для которого более чем существен не столько мир внешний, реальный, сколько его проекции внутрь героя, его экзистенция в подсознании и сознании повествователя. Говоря о рецепции раннего творчества прозаика за рубежом, Т. Дудек-Листван отмечает, что уже в появившихся в эти же годы, а также позднее работах американских славистов Э. Чансес, К. Шоу и др. была выявлена экзистенциальная составная битовского психологизма, а в качестве основной декларирована тенденция отчуждения битовского героя от действительности как таковой. В СССР в эти годы критики пишут о Битове хоть и поверхностно, но благосклонно и, отмечая тенденцию замыкания битовского героя на себе же самом, все же усматривают его эволюцию и стремление к обретению с миром гармонии.

Ситуация резко меняется после того, как отвергнутая советской цензурой рукопись «Пушкинского дома» в 1978 г. была опубликована в США в издательстве «Ардис». В следующем году в США вышел и запрещенный в СССР альманах «МетрОполь», одним из участников которого Битов был. В это же время (о чем узнаем мы впервые) Олег, брат писателя, бежит из страны в Англию, и хотя через три года он возвращается в СССР, это событие также определяет судьбу прозаика. В этот, второй период имя А. Битова перестает даже упоминаться в работах советских критиков, а его произведения в СССР не печатаются. Одновременно растет популярность писателя на Западе. И хотя, как пишет Т. Дудек-Листван, шотландский славист С. Хаген иронически отмечает, что битовская известность росла не столько благодаря многочисленным переводам на разные языки его прекрасного и новаторского романа «Пушкинский дом», сколько

Благодаря скандалу из-за отъезда брата писателя в Англию, именно появившиеся в этот период в странах Европы и США работы о Би-тове это опровергают.

Нужна шпаргалка? Тогда сохрани - » ФУНДАМЕНТАЛЬНО – О БИТОВЕ - часть 1 . Литературные сочинения!

ФУНДАМЕНТАЛЬНО – О БИТОВЕ - часть 1