Готовые школьные сочинения

Коллекция шпаргалок школьных сочинений. Здесь вы найдете шпору по литературе и русскому языку.

Глава четвертая: Две смерти - часть 1

«Сезон в аду»

«Недоступна мне ваша просвещенность. Я скотина, я негр. Но я могу спастись. А вот вы — поддельные негры, кровожадные и алчные маньяки. Торгаш, ты негр; судья, ты негр; вояка, ты негр; император, старый потаскун, ты негр, налакавшийся контрабандного ликера из погребов Сатаны. — Весь этот сброд дышит лихорадкой и зловонием раковой опухоли».

Сезон в аду: Дурная кровь.

20 июля 1873 Рембо появился в Шарлевиле — из Брюсселя он, скорее всего, шел пешком. Матери в городе не было, и ему пришлось отправиться на ферму. По свидетельству Делаэ, домашние спросили, что у него с рукой, но он отмахнулся от вопроса, бессильно опустился на стул и, схватившись за голову, разразился рыданиями: «Верлен, Верлен!»

Рембо, действительно, переживал кризис отчаяния. Он не поехал в Париж, куда так стремился, и это стало поводом для роковой ссоры. В Арденнах он вновь принялся за «Языческую книгу», которая получила теперь название «Сезон в аду». Он дал прочитать ее матери, но та лишь пожала плечами. Впрочем, она не возражала против намерения сына опубликовать свое сочинение, поскольку Артюр уверял, что это принесет большие деньги. Делаэ он сказал просто:

«От этой книги зависит вся моя судьба».

«Сезон в аду» был издан в Бельгии, в типографии Poot et Cie. Тираж был полностью отпечатан в октябре, и Рембо, получив авторские экземпляры, разослал их друзьям и знакомым — один из них получил Верлен, отбывавший наказание в тюрьме города Монс. Изабель Рембо и Патерн Берришон создали легенду о том, что Рембо будто бы сам уничтожил свое последнее произведение — совершая великий акт самоотречения, он собственноручно сжег все оставшиеся экземпляры книги. В 1901 году бельгийский библиофил Леон Лоссо обнаружил на типографском складе всеми забытые пачки «Сезона в аду» и тем самым развеял вымыслы родственников поэта. Характерно, что Патерн Берришон, узнав неприятную новость, сделал попытку воспрепятствовать ее распространению и первоначально преуспел: влиятельный журнал «Меркюр де Франс» отказался печатать заметку Лоссо.

Рембо не забрал тираж по очень простой причине: у него не было денег, чтобы оплатить типографские расходы. На мать надеяться было бесполезно, а «Неразумная дева» сидела в тюрьме: через два с половиной года Верлен напишет Делаэ, что Рембо сам «убил курочку с золотыми яйцами». Поразительно, но некоторые биографы продолжают свято верить в красивую легенду: «Сказав … «прости» своему прошлому великолепной и полной мрака исповедью, вечно неудовлетворенный поэт уничтожил свое последнее завещание, последний памятник своей литературной жизни».

«Сезон в аду» — это расчет с прошлым и одновременно — стремление избавиться от своих «демонов». Это мучительная попытка разобраться в самом себе и в том, что произошло — но никоим образом не исповедь и не «мемуары». Более всего книга похожа на калейдоскоп лихорадочных и даже истерических видений — образов прошлого, будущего и настоящего. Не удивительно, что биографы Рембо тщательно отмечают «пророчества»: в этом вихре воображаемых превращений, действительно, можно разглядеть те, которые станут реальностью. Главной целью книги стало осмысление двойной катастрофы, которой посвящена важнейшая часть «Сезона в аду» — «Словеса в бреду» (или «Бреды»). Они пронумерованы, поскольку речь идет о двух главных наваждениях. Программа «ясновидения» и «алхимии слова» оказалась иллюзией, милосердная попытка «сына Солнца» спасти заблудшего собрата привела обоих к жизненному краху. И остался лишь слабый лучик надежды:

«Я призвал палачей, чтобы в час казни зубами впиться в приклады их винтовок. Накликал на себя напасти, чтобы задохнуться от песка и крови. Беду возлюбил как бога. Вывалялся в грязи. Обсох на ветру преступления. Облапошил само безумие. И весна поднесла мне подарок — гнусавый смех идиота. Но вот на днях, Едва не дав петуха На прощанье, решил я отыскать ключ к минувшим пиршествам и, быть может, вновь обрести пристрастье к ним».

Начинается книга с поисков виновных. Первая часть — «Дурная кровь» — посвящена родословной проклятого поэта и его отношениям с Богом. Ответственность за свою судьбу он, прежде всего, возлагает на предков — тех самых галлов, которые подарили ему голубые глаза:

«От них у меня: страсть к идолопоклонству и кощунству; всевозможные пороки — гнев, похоть — о, как она изумительна, похоть, — а также лживость и лень».

За этим следует жалобный вопль ребенка, с которым Бог по непонятным (и, вероятно, злокозненным) причинам не желает разговаривать:

«Царство Духа близко, так отчего же Христос не дарует моей душе благородство и свободу? Увы! Евангелье изжило себя! Евангелье! Евангелье!»

Одновременно в книге выражено упование на Бога (искреннее или издевательское):

«Я поумнел. Мир добр. Я благословлю жизнь. Возлюблю братьев моих. Все это — теперь уже отнюдь не детские обещания. Давая их, я не надеюсь бежать старости и смерти. Бог укрепляет меня, и я славлю Бога».

Рембо причисляет себя к «низшей расе» и с мазохистским наслаждением описывает низменность своей натуры. Он до такой степени воображает себя «негром», что полностью залезает в его шкуру:

«Белые высаживаются. Пушечный залп! Придется принять крещение, напялить на себя одежду, работать».

Но это ничуть не мешает ему чувствовать себя выше других — очень характерный для Рембо «абсолютный» бунт вкупе с опасливой осторожностью крестьянина:

«Калеки и старикашки внушают мне такое почтение, что так и хочется сварить их живьем. — Надо бы исхитриться и покинуть этот материк, по которому слоняется безумие, набирая себе в заложники эту сволочь. Вернуться в истинное царство сынов Хама».

В части, озаглавленной «Невозможное», Рембо находит еще одного виновника катастрофы — западную цивилизацию в целом. В завершающем пассаже намечается новая программа — на сей раз не эксперимента, а спасения:

«Теперь мой дух во что бы то ни стало хочет погрузиться в испытания, выпавшие на долю всечеловеческого духа с тех пор, как пришел конец Востоку… (…) Я посылал к черту мученические венцы, блеск искусства, гордыню изобретателей, пыл грабителей; я возвращался на Восток, к первозданной и вечной мудрости».

Означал ли «Сезон в аду» полный разрыв с поэзией? Автор хранит надежду на что-то «иное» — недаром часть, озаглавленная «Утро», завершается призывом:

«Рабы, не стоит проклинать жизнь».

И далее, в последней части, названной «Прощай»:

Нужна шпаргалка? Тогда сохрани - » Глава четвертая: Две смерти - часть 1 . Литературные сочинения!

Глава четвертая: Две смерти - часть 1