Готовые школьные сочинения

Коллекция шпаргалок школьных сочинений. Здесь вы найдете шпору по литературе и русскому языку.

Краткий обзор творчества Малларме

Малларме родился в семьи служащего. В пятилетнем возрасте потерял мать. Рос мечтательным ребенком. В возрасте 10 лет его отдали в пансион, а потом в лицей города Санса, где он и начал писать. В 1861 г. Mалларме открыл для себя «Цветы зла» Ш. Бодлера. В 1863 г. поехал в Англию, там вступил в брак. Со временем получил диплом преподавателя английского языка. Возвратился во Францию, где преподавал английский язык в колледжах Турина и Авиньйона. В 1871 г. получил назначение в Париж.

Печататься начал с 1862 г. В 1866 г. Mалларме опубликовал в «Современном Парнасе» десять стихов, среди них «Окна», «Голубизна», «Морской ветер», в которых заметно влияние Бодлера и «парнасцев». Как и Бодлер, Mалларме остро чувствует вульгарную действительность. Спасение от нее он усматривает в поэзии, в стремлении к неизвестному и бесконечному. Стихи этого периода по-парнаскому камерны, утончены, более изысканны, чем бодлеровские.

Вскоре Mалларме начал мечтать о книге, которая вместила бы весь его поэтический опыт. Он пришел к мысли, которую с полной определенностью сформулирует лишь в 1891 г., отвечая на анкету Ж. Юре: «Мир создан для того, чтобы наконец воплотиться в замечательной книге». Первым замыслом такого масштабного произведения стала символистская драматическая поэма «Иродиада» («Herodiade», 1867—1869). Произведение осталось в фрагментах. Фигура Иродиады, чистой и холодной, которая стремится избегнуть любого столкновенья с жизнью, символизирует недосягаемость красоты, с которой начинается творчество.

В 1865—1866 гг. Mалларме написал поэму «Послеобеденный отдых фавна»(«L’Apresmidi d’un faune», 1876). Поэма вдохновила К. Дебюсси на создание оркестровой прелюдии (1892). Фавн противопоставлен Иродиаде и дополняет ее. Он преисполнен чувствительного трепета, но вместе с тем все на Земле для него «темное», он сомневается в реальности окружающего мира. Эти два произведений ознаменовали переход Mалларме к символизму.

На границе 60— 70-х гг. произошли значительные изменения в поэтической технике Mалларме. Усложненность фразы, словесная игра, закрытость символа — ее характерные особенности. Символизм Mалларме тяготеет к «герметизму». Первыми образцами «герметичной поэзии» Mалларме стали его стихи «Похоронный тост» («Toast funebre», 1873) и «Надгробие Эдґара По»(«Le Tombeaud Edgar Poe», 1877). В этих произведениях поэт стремился «отобразить не самую вещь, а оставленное ею впечатление».

С 1880 г. Mалларме устраивал «литературные вторники», на которые присутствовали Э. Мане, Ш. Ж. Гюисманс, Дебюсси и круг молодых поэтов, которые создали со временем символистскую школу: Р. Гиль, Г. Кан, Ж. Лафорг, А. Де Ренье, М. Баррес, П. Клодель, А. Жид, П. Валере.

До 1884 г. Mалларме оставался поэтом малоизвестным, поэтом для избранных. После выхода в мир в 1884 г. сборника литературных портретов П. Верлена «Проклятые поэты» и романа Ш. Ж. Гюисманса «Наоборот» читатели открыли для себя Mалларме. Молодые поэты-символисты признали Mалларме своим метром, лидером школы.

Поэзия Mалларме «Проза для Дез-Ессента» («Prose pour Des Esseintes», 1885) — ярчайшая иллюстрация «герметизма» позднего Mалларме. Рассказ о загородной прогулке поэта с сестрой превращается в демонстрацию того, как сознание художника превращает реальность во вневременные идеи. Стих построен на противопоставлении высокого поэтического сознания и будничной мещанской умеренности. В это самое время Mалларме написал «Удобные стихи» («Vers de circonstances», 1880—1898, изд. 1920), прозрачные по форме и злободневные по смыслу.

В лучшем из поздних своих стихов «Лебедь» («Le cygne…», 1885) Mалларме осмысливает драму поэта, стремление которого к вершинам духа, к небесной чистоте обернулось «смертельным бессилием» и «ненужным изгнанием». Вина — в самом поэте, который стал пленником собственной мечты и осуждает себя за бессилие:
«Он знает, что ему чужие и небо, и пение,/
Так как в песне не поставь тот край, куда бы летел,
Когда придет зима у скуки сеянии белом».

Эта же драма присутствующая и в сонете «Тост», которым, согласно авторской воле, начинаются все издания «Поэзий» Mалларме.

В 1896 г., после смерти П. Вердена, Mалларме был провозглашен «королем поэтов». Логическим завершением творческого пути Mалларме стала поэма «Брошенный жребий некогда не отменит случая» («Un coup it des jamais n’abolira le hasard», 1897). Поэма представляющая собой одну длинную фразу, написанную без разделительных знаков, напечатанную разными шрифтами и «ступенями», стала высшим выражением «герметизма» поэзии Mалларме, закономерным следствием его поисков. В «Предисловии» Mалларме писал: «Здесь нет больше… соответствующих правилу звучных отрезков, нет строк, это скорее спектральный анализ идей». Поздний Mалларме разочаровывает в возможностях поэтического языка, неспособного высказать невыразимое. Центральный образ поэмы — образ кораблекрушения, в котором нашла воплощение мысль поэта о бессилии человеческого ума подчинить себе материю. «Герметизм» Mалларме таил в себе серьезную угрозу: поэзия рисковала стать неразборчивым бормотанием и наконец замолчать совсем. Своей последней поэмой Mалларме сделал наиболее решительный шаг в этом направлении.

Будучи признанным предводителем символизма, Mалларме разработал важнейшие теоретические основы этого направления. В своих статьях и выступлениях «О развитии литературы» (1891), «Кризис стиха» (1895), «Тайна в поэзии» (1896) он провозглашает задачей поэзии выражения «сверхчувствительного», призывает уподобить поэзию к музыке. Mалларме был убежден, что «в поэзии всегда должна быть загадка, и цель искусства… заключается в том, чтобы воскрешать предметы». В формировании эстетики символизма важную роль сыграл сборник статей Mалларме «Отклонение»(«Divagations», 1897). Все творчество Mалларме — борьба за освобождение поэзии от чужих для нее элементов и влияний, за создание чистоты поэтического языка, доступного лишь избранным. Mалларме — «освободитель» поэзии от «бремени человеческой материи» (X.Ортеґа-и-ґассет), творец «poesie pure» «чистой поэзии» (Г. Ґ. Гадамер). Узами преемствености с Mалларме были связанны Ж. Лафорг, А. Де Ренье, Ґ. Аполлинер, П. Валере, А. Жид, В. Незвал, П. Неруда и др.

Место Mалларме в французской литературе определяется еще и тем обстоятельством, что в его творчестве была осуществлена попытка соединить саму литературу и мысль о литературе непосредственно в самих произведениях» (Р. Варт).