Готовые школьные сочинения

Коллекция шпаргалок школьных сочинений. Здесь вы найдете шпору по литературе и русскому языку.

«Легкое дыхание» это своеобразная хроника встреч героини

«Легкое дыхание» - это не история роковой любви, как, например, «Гранатовый браслет» Куприна, а своеобразная хроника встреч героини - с разными людьми и в разное время. Показательно, что треугольник Малютин - Оля - офицер собран условно и к событиям практически никакого отношения не имеет. Связь между происходящим очень слабая. Например, говорится, что Олина красота пришла к ней «без всяких ее забот и усилий» и «почему-то никого не любили так младшие классы, как ее». И уж совершенно ослаблена смысловая функция события в эпизоде смерти Оли: «…казачий офицер, некрасивый и плебейского вида, не имевший ровно ничего общего с тем кругом, к которому принадлежала Оля Мещерская, застрелил ее на платформе вокзала, среди большой толпы народа, только что прибывшей с поездом». Собственно убийство не только не является главным событием эпизода, но и почти теряется среди фактов, как будто бы и не относящихся к делу.

Важную роль в ослаблении роли фабулы в пользу внутреннего смысла сюжета играет сопоставление в новелле различных точек зрения. На пяти страницах Бунин успевает осветить жизнь Оли с точки зрения: всеведущего рассказчика, городских толков о ее гимназической славе, непосредстненного зрителя сцены с начальницей, так, как ее видят сама Оля (давняя запись в дневнике) и классная дама. Такое освещение событий контрастно оттеняется непосредственностью отдельных сцен. В эпизоде объяснения с начальницей речь Оли сопровождается почти слышимым, приближенным дыханием. Важную роль в разрушении фабульной обусловленности выполняет толпа. На фоне толпы Оля изображается несколько раз, то выделяясь из нее, то сливаясь с ней: «Девочкой она ничем не выделялась в толпе коричневых гимназических платьиц»; в качестве «самой беззаботной, самой счастливой» она включена в «эту во все стороны скользящую на катке толпу»; вызов к начальнице застает ее «на большой перемене, когда она вихрем носилась по сборному залу от гонявшихся за ней… первоклассниц»; в толпе ее настигает выстрел; а монолог о дыхании она произносит «на большой перемене, гуляя по гимназическому саду», очевидно, в толпе гимназисток. Другой постоянный компонент фона - сад, создающий «общую картину жизни». За ельник гимназического сада опускается солнце в эпизоде на катке, в залитом солнцем саду Оля гуляет с приехавшим Малютиным, как «низкий сад» описано кладбище, к которому через город и поле идет классная дама. Толпа, сад, город, каток, вокзал, поле, лес, ветер, небо - весь «мир» образует открытый макропейзаж новеллы, характерный для художественной картины мира Бунина вообще.

Созданию «общей картины жизни» подчинены и интерьеры - гимназический зал, кабинет начальницы, стеклянная веранда, где происходит «падение» Оли, «блистательная зала» на царском нортрете. Вопреки фабуле, они не только не враждебны Оле, но и еще больше подчеркивают ее удовольствие от окружающего мира. Так, в момент, казалось бы, очень неприятного объяснения с начальницей Оля сосредоточена совсем не на нем, а на радующем ее впечатлении от директорского кабинета - оттого, что он просторен и чист, оттого, что голландская печь тепла, а ландыши свежи. В портрете царя, висящем над столом начальницы, Оля видит вовсе не императора, а красивого молодого мужчину, изображенного во весь рост «среди какой-то блистательной залы».

Анализ пейзажа и интерьера «Легкого дыхания» свидетельствует о том, что в бунинском тексте они работают по-новому, то есть изобразительные детали не имеют никакого отношения к сюжету. Позже подобные принципы обнаруживаются у Пастернака, усматривающего их истоки в прозе Чехова, который «вписывает своих людей в пейзаж, употребляя для этого те же выражения, как для описания деревьев и облаков… Он был против выпячивания социальных и гуманистических идей… Реплики схвачены из пространства, из воздуха, в котором они были произнесены, они подобны пятнам и штрихам при изображении леса или луга… Они воплощают тему жизни в самом широком смысле… как скрытого, таинственного принципа всего сущего» (Б. Пастернак. Три письма, 1960). Этой же цели (переориентации на ткань жизни) служит и авторское описание внешних примет обстановки и персонажей. Мир «Легкого дыхания» вызывающе физичен: читатель почти осязает гладкость и тяжесть дубового креста, слышит звон ветра в фарфоровом венке, ясно видит обрисовывающийся бюст Оли, ее растрепавшиеся волосы и жест, которым она их поправляет, и многое другое. Каждый из персонажей обязательно характеризуется через внешние детали: казачий офицер - «некрасивый, ллебейского вида»; классная дама - «маленькая женщина в трауре, в черных лайковых перчатках, с зонтиком из черного дерева, в легких ботинках»; даже появляющаяся лишь однажды Субботина - «полная, высокая». А вся история увлечения Малютиным сведена Олей к подробному описанию его лошадей, одежды, бороды, глаз и запаха английского одеколона.

Л. Толстой, рассказывая о неожиданном физическом влечении Наташи к Анатолю, делает акцент на теме нравственного и духовного заблуждения своей героини. Бунин же любуется, так сказать, бездуховностью Оли, его вполне удовлетворяет «глубина на поверхности вещей». Налицо принципиальная вне моральность автора, естественная для того понимания человека, которое было предложено культурой рубежа веков.

Итак, композиционный фокус смещен в «Легком дыхании» с фабульных взаимоотношений между отдельными персонажами на «образующую единый континуум фактуру их внешности и окружающей среды» [3. И благодаря этому в конце рассказа деталь портрета героини сливается с ветром, представляющим макромир.

Мотив ветра возникает в начальной сцене: «холодный ветер звенит и звенит фарфоровым венком у подножия креста». Возвращается - в последней части новеллы («свежо дует полевой воздух», «сидит на ветру», «слушая звон ветра») и буквально завершает текст: «рассеялось… в этом холодном весеннем ветре». В эпизодах жизни Оли мотив ветра преобразуется в мотивы дыхания и движения воздуха: ее «растрепанные волосы», «заголившееся при падении на бегу колено». Оля «вихрем носилась по… залу… с разбегу остановилась, сделала только один глубокий вздох».

Финальное возвращение мотива ветра оригинально предвещается и описанием кабинета начальницы, «так хорошо дышавшего в морозные дни теплом блестящей голландки». Роль лексического гнезда «дых-», объединяющего ряд «вздох», «вздыхаю», «дыхание», «дышавший», а также «полевой воздух», подчеркнута акцентом, который поставлен на «дыхании»: это слово выносится в заголовок, строки о нем цитируются в отрывке из старинной книги, «дыханию» посвящена речь Оли, которая сопровождается указанием на него («ты послушай, как я вздыхаю») и, наконец, оно упоминается в финале.

Нужна шпаргалка? Тогда сохрани - » «Легкое дыхание» это своеобразная хроника встреч героини . Литературные сочинения!

«Легкое дыхание» это своеобразная хроника встреч героини