Готовые школьные сочинения

Коллекция шпаргалок школьных сочинений. Здесь вы найдете шпору по литературе и русскому языку.

Метафорическая ориентация в поэзии Вознесенского Андрей Андреевич

Вознесенский — вице-президент русского ПЕН-центра, академик и почетный член десяти академий мира, в частности Русской академии образования, Парижской академии братьев Гонкур, Американской академии литературы и искусства, Баварской академии искусств и др. Вознесенский родился в Москве. Его отец, Андрей Николаевич, был проектировщиком и участником строительства Братской и Ингурской гидроэлектростанций, а мать, Антонина Сергеевна Вознесенская (в девичестве Пастушихина), походила из с. Киржач Владимирской области. Здесь, в Киржаче, будущий поэт провел часть детства. Во время войны, эвакуированные из Москвы, мать с Андреем жили в зауральском Кургане. Жена Вознесенского — Зоя Борисовна Богуславская, известная писательница, кино- и театральный критик.

В 1957 г. Вознесенский окончил Архитектурный институт и получил специальность архитектора, но его жизнь уже полно принадлежала литературе. В1958 г. он опубликовал в «Литературной газете» первую подборку стихов, в 1960 г. вышли из печати сборники «Мозаика» и «Парабола», в 1962 — сборник «40 лирических отступлений из поэмы «Треугольная груша». В этом же году на стадионе в Лужниках Вознесенский принял участие в поэтическом вечере, на котором присутствовали 40 тыс. слушателей. В феврале 1963 г. Вознесенский с успехом провел поэтический вечер в Париже, а в следующем году в театре на Таганке состоялась премьера спектакля «Антимиры» («Антимиры»), который выдержал около 600 постановок. В 1968 г. поэт прислал в «Литературную газету» для публикации письмо протеста против введения советских войск в Чехословакию, второе письмо — на защиту А. Солженицына было осуждено на секретариате СП СССР.

Уже первые стихи, которые сделали поэта известным в конце 50-х гг., были обозначены энергией и анаграммной многозначностью:

Я — Гойя!
Глазницы воронок мне выклевал ворог,
слетая на поле нагое.
Я — горе.
Я — голос
Войны, городов головни
на снегу сорок первого года.
Я — голод.
Я — горло
Повешенной бабы, чье тело, как колокол,
било над площадью головой…
Я — Гойя!
О грозди
Возмездия! Взвил залпом на Запад —
я пепел незваного гостя!
И в мемориальное небо вбил крепкие
звезды —
как гвозди.
Я — Гойя.
(«Гойя», 1959)

Метафорическая ориентация на Евангелие, на небо напоминала В. Хлебникова, но просматривалась и новая для России сюрреалистичность образа, балансирование в межевой сфере между сознанием и подсознанием. Стихотворение «Осень в Сигулде» (1961) известило о приходе новой лирики на поэтический просцениум советского официоза: «… леса мои сняли кроны, // безлюдные и печальные они, // будто ящик с аккордеоном, // а музыку — отнесли». Сборники «Мозаика», «Парабола», «Треугольная груша» стали значительным событием в культурной жизни общества в период хрущевской «оттепели».

На встрече с деятелями культуры в Кремле (1963) против Вознесенского резко выступил Г. Хрущев. Это выступление произвело неожиданный эффект: весь мир обратил внимание на молодого поэта, он стал другом семьи Кеннеди. Теперь его невозможно было уничтожить, не прибегая к репрессиям сталинского режима, а это противоречило планам советского руководства. Несмотря на тяжелый стресс, вызванный травлями, Вознесенский много работал, написал поэму «Оза» (1964). Она резко отличается от первой поэмы «Мастера» (1959) новым языком и новым взглядом на мир. Главный ее герой — человек, который живет в возвращенном назад времени: реки текут к источникам, имя «Зоя» превращается в антимире в «Оза». Ворон Е. По говорит герою вместе с тем «Nevermore» — «А на фига» и т.п. Поэма появилась в журнале «Молодая гвардия», озадачив и возмутив советскую критику.

В своем творчестве Вознесенский переживает «Ностальгию по настоящему», он поздравляет запоздалый приход Ш.Э. ла Корбюзье («Ночной аэропорт в Нью-Йорке», 1961). Он открывает свою Америку и находит в ней неожиданную близость с Россией («Сан-Франциско — Коломенское…», 1961).

Он — творец вербальных пейзажей и натюрмортов, к сим порам адекватно не воплощенных даже в живописи конца XX ст.:

Сирень прощается, сирень — как лыжница,
Сирень как пудель мне в щеки лижется!
Сирень заревана,
сирень — царевна,
Сирень пылает ацетиленом!

(«Сирень « Москва-Варшава»)

В1970 г. Вознесенский окончил поэму «Авось» (которая была положена в основу популярной поэмы «Юнона и Авось»» на музыку А. Рыбникова в постановке Театра им. Ленинского комсомола в Москве. Романтическая история любви русского путешественника и дочери губернатора Аляски XVIII ст. неожиданно сблизила Америку и Россию в 70 -е гг. XX ст. Вознесенский все чаще напоминал читателям СССР о том, что мир не замыкается на России. К значительным его произведениям периода 60— 70-х гг. принадлежат поэмы «Лед 69» (1970). «Повесть под парусами» (1971), «Вечное мясо»( 1978). «Андрей Полисадов» (1980), поэтические сборники «Ахиллесово сердце» (1966), «Тень звука»(1972). «Взгляд» (1972), «Дубовый лист виолончельный» (1975).

В 1975 г. поэт написал цикл сонетов с подзаголовком «Мой Микеланджело», главной темой которого стали Творец земной и Творец небесный. А в 1982 г. появилась статья-манифест «Архистихи», в которой было провозглашено равенство между звуком и изображением поэзии, — тезис, подтвержденный примерами и собственным творчеством поэта, который старался соединить художественную выразительность слова и его графическое изображение.

В 1982—1983 гг. Вознесенский работал над произведением «Об» с приметным подзаголовком «Рифмы прозы». Продолжая традиции А. Белого и позднего В. Катаева, поэт создал новый жанр прозы, подчиненный единому абрису и звучанию буквы Об. В 1980 г. вышла из печати книжка воспоминаний «Мне четырнадцать лет», а в 1984 — книжка размышлений «Прорабы духа».

Общественная позиция поэта во все времена остается неизменной: защита прав человека, непринятие и резкое осуждение всех видов ксенофобии и антисемитизма. Полностью этим проблемам посвящена книжка «Ров»(1980), в которой отображены чувства поэта после посещения в Крыму оскверненных мародерами братских могил евреев, расстрелянных фашистами во время оккупации Крыма. Вопреки мифу о том, что Вознесенский «списался», именно в 80-е гг. поэт подошел к новому жанру «видеом», где изображение неотделимо от звука. Первая видеома «Поетарх» (1986) была создана для Парижской выставки. Золотой шар на фоне голубого неба, от него вверх тянутся золотые нити с буквами алфавита. В начале 90-х гг. видеомы заняли ведущее место в поэзии Вознесенского (напр. РОССИЯ — POESIA»). Вместе с тем появляется возможность для поэтического уличного перфоманса. В 1993 г. Вознесенский установил в Неждановском переулке Москвы пасхальное яйцо, а в газете «Известия» публикуется его «бесконечный сонет» «Россия воскреснет». Коллаж, анаграмма, видеома, палиндромная рифма, классический сонет, бурлеск, молитвенный и литургийный стихи — такой является инструментовка поэмы. В 1995 г. издательство «Аргументы и факты» напечатало его новый поэтический альбом «Книга гадания», которая продолжила традиции древнекитайской книги гаданий «Ицзин».

Вознесенский принципиально не присоединяется ни к одной из модных эстетичных школ. Он справедливо считает, что постмодернизм и концептуализм в России при всей своей культурной значимости далеки от достижений русской поэзии. Его сегодняшняя поэзия пронизана исключительной эстетической цельностью, поисками мирового поэтического языка, понятного без перевода всем народам. После И. Эренбурга Вознесенский стал неофициальным «полпредом» европейской и американской культуры в России. Его статьи-эссе о П. Пикассо, С Дальше, М. Шагала, Р. Раушенберге — своеобразные манифесты, которые объединяют живопись и поэзию. Это эссе- видеомы, после которых совсем по-новому воспринимаются давно знакомые мировые шедевры живописи. Вознесенский — поэт мысли, поэт-архитектор, поэт звука, поэт коллажа. Он — футурист, авангардист.

Нужна шпаргалка? Тогда сохрани - » Метафорическая ориентация в поэзии Вознесенского Андрей Андреевич . Литературные сочинения!

Метафорическая ориентация в поэзии Вознесенского Андрей Андреевич