Готовые школьные сочинения

Коллекция шпаргалок школьных сочинений. Здесь вы найдете шпору по литературе и русскому языку.

О ПОЭЗИИ РУССКОГО СИМВОЛИЗМА - часть 1

Среди стихотворений Владимира Соловьева одно отличает Ся поистине эпатирующим эффектом, причем не только для Старших и младших современников. Д. С. Мережковский писал Об этом стихотворении: «Что Вл. Соловьев действительно верил В черта, хотя и старался скрыть свою веру под шуткой, — видно По стихотворению “Морские черти”… Таково свойство ориги Нальных людей — нарушать приличия»1. Религиозное неприли Чие стихотворения усугубляется увещеванием, которое B. C. СоЛовьев адресует чертям: Лучше вы сами послушайтесь слова — Доброе слово для вас я припас: Божьей скотинкою сделаться снова, Милые черти, зависит от вас. Мало того, что поэт припас для чертей доброе слово, он пусть Иронически, но все-таки называет их милыми, да еще и повторяет Этот шокирующий эпитет в конце стихотворения: “Милые черти, Сдавайтесь скорей”2. Любопытно при этом другое. Д. С. Мереж Ковский, которому, вообще говоря, не чужда древняя идея возМожного примирения между дьяволом и Богом, настолько смущен Якобы “неприличным” стихотворением B. C. Соловьева, что вольно Или невольно меняет его название, тогда как стихотворение на са Мом деле называется не “Морские черти”, a “Das Ewig-Weibliche”.

Похоже, что B. C. Соловьев рассчитывал на такой эффект и, Принимая озадаченную критику, готов настаивать на своем. В письме Д. Н. Церетелеву он пишет: «С замечаниями же Вашими Относительно “Das Ewig-Weibliche” я вполне соглашаюсь, хотя с Другой стороны должен признать и ту печальную истину, что это Ewig-Weibliche, несмотря на свою очевидную несостоятельность, Тем не менее по какой-то фатальной необходимости zieht uns an с Силой непреодолимою”3. Реплика из письма выдержана в том же Ироническом тоне, что и стихотворение, но ирония эта явно ро Мантическая.

B. C. Соловьев называет печальной истиной то, что Наиболее драгоценно для него, говорит об очевидной несостояDas Ewig — Weibliche в поэзии русского символизма 83 Телъности того, что составляет смысл его философии и самой жиз Ни: Das Ewig-Weibliche. Стихотворение B. C. Соловьева озаглавлено прямой, непри Крытой цитатой из Гёте.

Фауст” заканчивается мистическим Хором: Alles Vergangliche Ist nur ein Gleichnis; Das Unzulangliche Hier wird’s Ereignis; Das Unbeschreibliche Hier ist’s getan; Das Ewig-Weibliche Zieht uns Hinan. (Все преходящее — только подобие; недостаточное [несовер Шенное]; здесь оно становится событием; неописуемое, здесь оно Совершается [делается]; Вечно Женственное влечет нас сюда [ввысь]).

На первые две строки мистического хора многообразно от Кликнулась западная философия, прежде всего культурфилосо Фия Освальда Шпенглера, посвященная угасанию или гибели своЕй исторической формации: Untergang des Abendlandes. В связи с Гёте Шпенглер всю культуру Вечерней Страны, или Запада, назы Вает фаустовской.

Россия же усвоила, осмыслила или переосмыс Лила предпоследнюю строку: Das Ewig-Weibliche. Переосмысле Ние заметно уже в письме B. C. Соловьева, когда он цитирует сле Дующую, последнюю строку с намеренной, по всей вероятности, Неточностью: zieht uns an вместо zieht uns hinan, как у Гёте.

Таким Образом, влечение ввысь, в горние пределы или в запредельное Подменяются у B. C. Соловьева притяжением женственности. Гёте И Соловьев меняются ролями. Казалось бы, от реалиста и чувст Венного эмпирика Гёте следовало бы ждать влечения к женствен Ности, а романтика и мистика Соловьева должно было бы очароВывать вознесение ввысь. Между тем действительная или мнимая Оговорка (описка) Соловьева свидетельствует, на наш взгляд, о Тончайшем проникновении в таинственные нюансы немецкого Языка и вполне органична для русского философа, чья работа “Смысл любви” оказала и продолжает оказывать подспудное, но Куда более интенсивное влияние на русскую культуру, чем его Фундаментальный труд “Оправдание Добра”. В том же “Слове увещательном к морским чертям” Владимир Соловьев пишет: Знайте же: вечная женственность ныне В теле нетленном на землю идет.

В теле немеркнущем новой богини Небо слилося с пучиною вод. 84 В. Б. Микушевич Формально “вечная женственность” является буквальным пе Реводом немецкого “das Ewig-Weibliche”, но, быть может, в силу Своей буквальности вечная женственность осталась для русской Поэтической традиции переводом. Таинственный смысл des EwigWeiblichen по-немецки запечатлен и поддержан магией звуков, Напрочь ускользающей от перевода. Дело в том, что немецкое “weiblich” (женственный) если не вполне в написании, но вполне в Произношении включает в себя звуковой комплекс “e-w-i-g”. “Das Ewig-Weibliche” означает с дополнением “Ы” “вечно-вечное”.

Та Ким образом, через магический звукозаряд раскрывается истина: Вечность — сама по себе еще не вечность. Вечность нуждается в Дополнении, которым бывает лишь другая вечность. Известно, что С древнейших времен германский стих основывается на аллитера Циях. В предпоследней строке “Фауста” отчетливо проступает зву Коряд, пронизывающий всю грандиозную трагедию Гёте.

Со сло Вом “weiblich” связано аллитерацией слово “Web”, прозвучавшее Из уст Бога уже в “Прологе на небесах” и напоминающее “ewig”: Ein guter Mensch in seinem dunklen Drange Ist sich des rechten Weges wohl bewu? t. (Хороший человек в своем смутном порыве, пожалуй, осозна Ет [может осознать] верный путь.) Еще отчетливее тот же звукоряд сказывается в глаголе “ver Weilen”. “Weil” прямо входит в “das Weibliche”, и это не случайное Совпадение.

Главное условие договора с Мефистофелем заключаЕтся в том, что Фауст готов идти в ад, если он переживет мгнове Ние, которому стоило бы сказать: verweile! (задержись, продлись).

Но длящееся мгновение и есть мгновение, восполняемое вечно Стью, или вечность, восполняемая мгновением. Этим условием, Собственно, и спасается Фауст, поскольку такое длящееся мгнове Ние вечности возможно только в раю, а тот, кто оказался в раю, не Может переместиться в ад. В слове “verweilen” присутствует и звук “1″, вместе со звуком “Ь” дополняющий “e-w-i-g” “weiblich”. До ми Стического хора в последнем действии “Фауста” звукосочетание “Ы” выступает в слове “blau”, которое произносит Doktor Marianus: Hochste Herrscherin der Welt! Lasse mich, im blauen, v” Ausgespannten Himmelszelt Dein Geheimnis schauen.

(Высшая властительница мира! Позволь мне в голубом, в твоем Раскинутом небесном шатре видеть твою тайну.) В своих “Воспоми Наниях о Блоке” Андрей Белый упоминает “синюю тайну Мадонны” (по-немецки “синий” и “голубой” обозначаются одним и тем же Словом “blau”). Отсюда “Blaue Blume” Новалиса, голубой цветок, Das Ewig — Weibliche в поэзии русского символизма 85 Весь предполагающий дополнительность (по-немецки цветок “die Blume”, то есть женского рода). Известное собрание лирических Философских фрагментов, опубликованное Новалисом при жизни, Называется “Blutenstaub” (цветочная пыльца).

Нужна шпаргалка? Тогда сохрани - » О ПОЭЗИИ РУССКОГО СИМВОЛИЗМА - часть 1 . Литературные сочинения!

О ПОЭЗИИ РУССКОГО СИМВОЛИЗМА - часть 1