Готовые школьные сочинения

Коллекция шпаргалок школьных сочинений. Здесь вы найдете шпору по литературе и русскому языку.

Проблемы взаимодействия различных стилей, направлений, течений в современном литературном процессе

Еще сто пятьдесят лет тому назад мировой литературный процесс можно было сравнить с равнинной рекой или уважаемой степенной леди,  которая плывет сквозь века - будто идет ступеньками дворца, грациозно здороваясь со всеми. Классицизм изменялся на сентиментализм,  а тот - на романтизм, это происходило в одной стране раньше, в другой позднее, некоторые страны перескакивали через ступеньки, английский романтизм был совсем не похож на немецкий, а они вместе - на русский, но процесс был общим. А в конце XIX века что-то изменилось.  Во-первых, с небольшим (в историческом масштабе) интервалом возникло сразу несколько литературных направлений, и апологеты каждого из них имели собственную точку зрения - на искусство и его роль в обществе, на общество вообще и на человека в частности. Довольно прибавить к расхождениям идеологическим, например, между неоромантизмом и футуризмом, расхождения в методах и приемах изображения окружающего мира - и можно вообразить себе, какой была литературная ситуация сто лет тому назад. Не равнинная уже, а бушующая горная река, которая тянет огромные каменные глыбы и сносит целые человеческие поселения! Не уважаемая дама, а декадентка-кокаинистка на маскараде!

На Западе большинство из модернистских течений исчерпали себя - и теперь о дадаизме или футуризме можно узнать лишь из учебников истории литературы. Некоторые, например, авангардизм или поп-арт и сейчас еще существуют, но - как что-то экзотическое. Да и знают о них лишь в узком круге специалистов. Для широких же масс существует массовая культура. В широком понимании этот срок охватывает вся общественная жизнь - от политики и системы образования до газет, комиксов и анекдотов. Но чаще всего этот срок используют для определения развлекательных книжек, фильмов, - всего, что не претендует на звание «элитарного искусства». Деятели же элитарного искусства приходили к выводу, что все в мире уже создано, и художники теперь просто повторяют друг друга. Это или не интереснее честно играть уже написанными текстами, включая к новому, например, романа намеки на произведения предшественников? А читатели пусть разгадывают. Такой прием введения в новый текст «клочков» уже известных произведений назвали «включением интертекста». Последние двадцать - двадцать пять лет литературный процесс Запада плывет под знаком постмодернизма, и произведения, написанные в этом направлении искусства, чем-то напоминают кроссворды. Ярким его примером по обыкновению называют произведения Умберто Эко, в частности его роман «Имя розы». Второй особенностью постмодернистского искусства является тезис о «смерти автора». Конечно, писатель остается живым, но европейские ученые приходили к выводу, что автор не может вообразить, как именно будут разгаданы его намеки, и вообще после того, как книга написана и выпущена в продажу, наступает время творчества для читателя и текст из тех недомолвок, раскрытых цитат и других намеков создает уже он.

Иногда звучат заявления, что будто Советский Союз стоял в стороне мирового процесса развития искусства. На мой взгляд, это не так. Специфика искусства советских пор заключается в том, что вместе с массовой культурой, которая обслуживала идеологию (а массовая культура обслуживает или включает в себя идеологию в любой стране), существовало искусство андеграунда, прежде всего литература. И занимались писатели, поэты, да и вообще все, кто имел что сказать, тем, чем и должны заниматься писатели, - изображали отношения людей друг с другом, с окружающим миром. Итак, когда железный занавес упал, от искусства требовали не «смерти автора» - наоборот, диалога, обсуждения. А создавать романа-кроссворда-загадки… За послевоенные годы эзопов язык советских художников достиг вершин, которые и не снились Европе. Например, до сих пор научные работники Соединенных Штатов и Европы не могут понять «простеньких» произведений братьев Стругацких, пишут статьи, запутываются все больше и больше, - «Тяжело быть богом», «Пикник на обочине»… О, чем-то сложнее языка нет. А те же повести «Тяжело быть богом», «Попытка к бегству» и «Второе нашествие марсиан» Стругацких, романы Василия Гроссмана «Жизнь и судьба», Булгакова «Мастер и Маргарита» - это лишь начало развития советского эзоповского языка, их читали в шестидесятые года. Время расцвета советских эзопов, в частности авторов литературной сказки, были шестидесятые - начало восьмидесятых лет. Когда упал железный занавес, оказалось, что идеи постмодернизма не отвечают требованиям общества, что игра текстами ради самой игры интересует очень немногих интеллектуалов.

Можно ли сказать, что для литературного процесса постсоветских времен вообще характерны постмодернистские произведения? Искусствоведы по-разному отвечают на этот вопрос: одни говорят, что канон постмодернизма уже разработан и любое несоответствие ему разрешает говорить в лучшем случае о влиянии; другие - что это несоответствие обусловлено спецификой национальной литературы или общественной жизнью, информация о которой попадает под определение «текст» или «интертекст» (ведь под это определение попадает любая информация вообще). Но беспрекословно, что литература народов бывшего Советского Союза испытала влияние как массового, так и элитарного искусства, так называемого «далекого зарубежья». Какие же последствия того влияния и какие тенденции заметны, например, в современной русской литературе? Во-первых, существуют, хотя и неизвестны широкой массе, модернистские направления, например, концептуализм, авангардизм и т.п. Во-вторых, любая «оригинальность» художественной формы или содержания произведения Владимира Сорокина или Михаила Успенского, Татьяны Толстой или Виктора Пелевина получила уважительную теоретическую подпочву - постмодернизм (да и вообще теоретические разработки западных научных работников оказали большое влияние на постсоветскую литературу, хотя однозначно отнести то или иное произведение к какому-то направлению невозможно, разве что изредка и очень условно). Но мало кто из русскоязычных авторов просто играет с формой текста (среди самых известных можно назвать «Голубое сало» и другие произведения Владимира Сорокина, а также произведения Михаила Успенского). Большинство писателей, так или иначе, продолжают традиции русской литературы. Особенность их произведений - идея о человеке в целиком вражеском, хаотичном, неуправляемом и неконтролируемом окружении. Конечно, идея о человеке и совсем не идеальном окружении не нова, но до эпохи постмодерна это окружение можно было взять под контроль, гармонизировать, сделать совершенным, - во всяком случае, так считали писатели XIX и XX веков. Следует вспомнить слова героя повести «За миллиард лет до конца света» братьев Стругацких: «капитулировать перед законом природы стыдно… закон природы надо выучить, а выучив - использовать». Другие писатели не говорили так прямо, но эта идея служила основой их мировоззрения. Идею же современную лучше всего сформулировала Татьяна Толстая в эссе «Русский мир»: окружающий мир - хаос, сумасшедший дом, где на двери большой замок, но нет стенки, где потолок низкий, но вместо пола - бездна под ногами, где ночные фантазии материализуются, а обычные бытовые вещи оказываются иллюзией, где нет логики, ступеньки нарисованы, а схемы лабиринтов меняются без предупреждения. Исходя из этого, мне кажется, можно назвать два направления литературного процесса. Первый из них особенно заметный, в так называемой популярной, или массовой литературе: основой сюжета является тезис о том, что человека окружает хаос, все вокруг - враждебно или безразлично к нему (не важно, о чем речь идет, - о развлекательной фантастике с другими планетами, о приключениях в будущем или прошлом, о детективе и т.п.). Главная идея такой литературы - все наладится. Герой победит всех врагов, а если нет, то обстоятельства как-то удачно сложатся, или враг окажется несчастным человеком, так же жертвой обстоятельств. Все будет хорошо. Не книжки - психотерапия для масс, средство убежать от повседневности, ощутить себя сильным и умным, а не служащим без перспектив и с пивным брюшком.

Второе направление - Литература. К ней можно отнести почти все произведения, которые не попадают под категорию «попса». Их очень много, но на меня самое большое впечатление оказал роман Г. Л. Олди «Ноперапон, или по образу и подобию». С каждым может случиться беда. Но даже в равнодушном мире есть люди, не всемогущие, не герои, обычные люди - бывший учитель, подруга по несчастью, просто знакомый. Которые помогут вспомнить, что все мы, кем бы ни были, - по образу и подобию. Обзор современной литературы не будет полным, если не вспомнить произведений, авторы которых стараются создать общую, универсальную картину, миф о современности. Среди таких - сказки Людмилы Петрушевской (единственная книга, которую мне бы хотелось сжечь); роман Татьяны Толстой «Кись», где разделы названы буквами древнеславянского алфавита (это еще Платон назвал алфавит моделью универсума, т.е. мира вообще), правдивый миф о России - а может не только о ней; роман «Пентакль», который вместе написали Марина и Сергей Дяченко, Андрей Валентинов и Г. Л. Олди, - миф об Украине, о ее душе, если у целого народа бывает душа.

Нужна шпаргалка? Тогда сохрани - » Проблемы взаимодействия различных стилей, направлений, течений в современном литературном процессе . Литературные сочинения!

Проблемы взаимодействия различных стилей, направлений, течений в современном литературном процессе