Готовые школьные сочинения

Коллекция шпаргалок школьных сочинений. Здесь вы найдете шпору по литературе и русскому языку.

Разработка интегрированного урока. «Ораторское искусство античного мира» - Часть 2

На сюжеты Троянской войны сочинял свои речи и Дион Хрисостом, подробно пересказавший в «Олимпийской речи» миф о Елене и произнесший «Троянскую речь» в защиту того, что Ил ион взят не был.

· Славой служит юроду смелость, телу —красота, духу — разумность, речи приводимой — правдивость; все обратное этому — бесславие. Должно нам мужчину и женщину, слово и дело, город и поступок, ежели похвальны они — хвалою почтить, ежели непохвальны — насмешкой сразить. И, напротив, равно неумно и неверно достохвальное порицать, осмеяния же достойное — восхвалять.

· Предстоит же мне здесь в одно и то же время и правду открыть и порочащих уличить — порочащих ту Елену, о которой единогласно и единодушно до нас сохранилось и верное слово поэтов, и слава имени ее, и память о бедах. Я и вознамерился, в речи своей приведя разумные доводы, снять обвинение с той, которой довольно дурного пришлось услыхать, порицателей ее лгущими нам показать, раскрыть правду и конец положить невежеству.

· Что по роду и породе первое место меж первейших жен и мужей занимает та, о ком шла речь, — нет никого, кто бы точно об этом не знал. Ведомо, что Леда была ее матерью, а отцом был бог, слыл же смертный, и были то Тиндарей и Зевс: одним видом таков казался, другой молвою так назывался, один меж людей сильнейший, другой над мирозданием царь.

· Рожденная ими, красотой она была равна богам, ее открыто являя, не скрыто тая. Многие во многих страсти она возбудила, вкруг единой себя многих мужей соединила, полных гордостью гордою мощью: кто богатства огромностью, кто рода древностью, кто врожденною силою, кто приобретенной мудростью; все, однако же, покорены были победной любовью и непобедимым честолюбием. (5.) Кто из них и чем и как утолил любовь свою, овладевши Еленой, говорить я не буду: знаемое у знающих доверье получит, восхищенья же не заслужит. Посему, прежние времена в нынешней моей речи миновав, перейду я к началу похвального слова и для этого изложу те причины, в силу которых справедливо и пристойно было Елене отправиться в Трою.

· Случая ли изволением, богов ли велением, неизбежности ли узаконением совершила она то, что совершила? Была она или силой похищена, или речами улещена, или любовью охвачена? — Если примем мы первое, то не может быть виновна обвиняемая: божьему промыслу людские помыслы не помеха — от природы не слабое сильному препона, а сильное слабому власть и вождь: сильный ведет, а слабый следом идет. Бог сильнее человека и мощью, и мудростью, как и всем остальным: если богу и случаю мы вину должны приписать, то Елену от бесчестья свободной должны признавать.

· Если же она силой похищена, беззаконно осилена, неправедно обижена, то ясно, что виновен похитчик и обидчик, а похищенная и обиженная невиновна в своем несчастии. Какой варвар так по-варварски поступил, тот за то пусть и наказан словом будет, правом и делом: слово ему — обвинение, право — бесчестие, дело — отмщение. А Елена, насилию подвергшись, родины лишившись, сирою оставшись, разве не заслуживает более сожаления, нежели поношения? Он совершил, она претерпела недостойное; право же, она достойна жалости, а он ненависти.

· Если же эта речь ее убедила, то и здесь нетрудно ее защитить и от этой вины обелить. Ибо слово — величайший владыка: видом малое и незаметное, а дела творит чудесные — может страх прекратить и печаль отвратить, вызвать радость, усилить жалость. А что это так, я докажу — ибо слушателю доказывать надобно всеми доказательствами.

(…) 12. Что может помешать и о Елене сказать, что ушла она, убежденная речью, ушла наподобие той, что не хочет идти, как незаконной, если бы силе она подчинилась и была бы похищена силой. Убежденью она допустила собой овладеть; и убеждение, ей овладевшее, хотя не имеет вида насилия, принуждения, но силу имеет такую же. Ведь речь, убедившая ее душу, ее убедив, заставляет подчиниться сказанному, сочувствовать сделанному. Убедивший так же виновен, как и принудивший; она же, убежденная, как принужденная, напрасно в речах себе слышит поношение.

· Что убежденье, использовав слово, может на душу печать наложить, какую ему будет угодно, — это можно узнать, прежде всего из учения тех, кто учит о небе: они, мнение мнением сменяя, одно уничтожив, другое придумав, все неясное и неподтвержденное в глазах общего мнения заставляют ясным явиться; затем — из неизбежных споров в судебных делах, где одна речь, искусно записанная, не по правде сказанная, может, очаровавши толпу, заставить послушаться; а в-третьих, — из прений философов, где открываются и мысли быстрота, и языка острота: как быстро они заставляют менять доверие к мнению!

· Одинаковую мощь имеют, и сила слова для состоянья души, и состав лекарства для ощущения тела. Подобно тому, как из лекарств разные разно уводят соки из тела и одни прекращают болезни, другие же жизнь, — так же и речи: одни огорчают, те восхищают, эти пугают, иным же, кто слушает их, они храбрость внушают. Бывает, недобрым своим убеждением они душу очаровывают и заколдовывают.

· Итак, этим сказано, что если она послушалась речи, она не преступница, а страдалица.

Теперь четвертою речью четвертое я разберу обвинение. Если это совершила любовь, то нетрудно избегнуть ей обвинения в том преступлении, какое она, говорят, совершила. Все то, что мы видим, имеет природу не такую, какую мы можем желать, а какую судьба решила ей дать. При помощи зрения и характер души принимает иной себе облик.

16. Когда тело воина для войны прекрасно оденется военным оружием из железа и меди — одним, чтобы себя защищать, другим, чтоб врагов поражать — и узрит зрение зрелище это и само смутится, и душу смутит, так что часто, когда нет никакой грозящей опасности, бегут от него люди, позорно испуганные; изгнана вера в законную правду страхом, проникшим в душу от зрелища: представ перед людьми, оно заставляет забыть о прекрасном, по закону так признаваемом и о Достоинстве после победы, часто бываемом.

· Нередко увидев ужасное, люди теряют сознание Нужного в нужный момент: так страх разумные мысли и заглушает и изгоняет. Многие от него напрасно страдали, ужасно страдали и безнадежно разум теряли: так образ того, что в глаза увидали, четко отпечатлевался в сознании. И много того, что страх вызывает, мною опущено, но то, что опущено, подобно тому, о чем сказано.

· А вот и художники: когда многими красками многих тел тело одно, совершенное формой они создают, то зрение наше чаруют. Творенье кумиров богов, созданье статуй людей — сколько они наслажденья нашим очам доставляют! Так через зрение обычно бывает: от одного мы страдаем, другого страстно желаем. Много у многих ко многим вещам и людям возгорается страсти, любви и желанья.

· Что ж удивляться, ежели очи Елены, телом Париса плененные, страсти, стремления, битвы любовной хотение в душу ее заронили. Если Эрос, будучи богом богов, божественной силой владеет, — как же может много слабейший от него отбиться и защититься! А если любовь — болезней людских лишь страдание, чувств душевных затмение, то не как преступление нужно ее порицать, но как несчастье явленьем считать. Приходит она, как только придет, судьбы уловлением — не мысли веленьем, гнету любви уступить принужденная — не воли сознательной силой рожденная.

Нужна шпаргалка? Тогда сохрани - » Разработка интегрированного урока. «Ораторское искусство античного мира» - Часть 2 . Литературные сочинения!

Разработка интегрированного урока. «Ораторское искусство античного мира» - Часть 2