Готовые школьные сочинения

Коллекция шпаргалок школьных сочинений. Здесь вы найдете шпору по литературе и русскому языку.

Рецензия на произведение Александра Исаевича Солженицына “Матренин двор”

Рецензия на произведение Александра Исаевича Солженицына “Матренин двор” Александр Исаевич Солженицын - замечательный русский писатель, воевал, с 1943 - 1945 год командовал батареей, а затем был осужден за ведение дневников, что в действующей армии было запрещено. В 1962 году в “Новом мире” опубликовал ставший знаменитым рассказ “Один день Ивана Денисовича”. В 1970 году Солженицын был удостоен Нобелевской премии по литературе. За выход на Западе первого тома “Архипелага ГУЛАГа” писателя насильственно выдворили из СССР. Жил в Швейцарии, затем в США. После перестройки вернулся в Россию. К тому времени вышли “Красное колесо”, “Бодался теленок с дубом”, другие замечательные произведения.



Для меня Солженицын, прежде всего автор изумительных миниатюр “Крохотки”, эссе “Как нам обустроить Россию” и рассказа “Матренин двор”.



По свидетельству автора, жизнь Матрены Васильевны Захаровой и смерть её воспроизведены, как были. Действие произведения разворачивается в 1956 году. У Матрёны поселяется ЗЭК, ныне школьный учитель, который с немногословной, улыбчивой и бескорыстной хозяйкой быстро находит общий язык. Рассказчик и героиня живут в согласии, основа его - взаимоуважение. Матрёна - настоящий образ “русской женщины” (вспомним некрасовских героинь). Она образ скромности, кротости, и автор видит в ней смысл русской жизни. Но образ этот таит в себе и трагедию. Трагично её прошлое, трагичен её конец: жадный деверь вырвал у неё горницу и сделался косвенной причиной её бессмысленной смерти на железнодорожном переезде. Как эгоизм, хищность, корысть разрушили Матренину жизнь, так это же самое отображает очерк. Солженицын взял подлинное происшествие, свидетелем которому был и которое пережил с особенной остротой. Как Иван Сергеевич Тургенев в “Записках охотника”, он, Солженицын, обращается к жанру очерка, чтобы сама жизнь заговорила о русской судьбе.



А жила Матрёна по христианским заповедям: никого не обманывала, много трудилась, ничего не просила для себя. “А дело всякое начинала “с Богом!”" Она была необразованной, простой женщиной, но с богатым внутренним миром. Глубокий смысл обретает описание её избы. Одинокая среди людей, она окружила себя близкими “существами”. В её доме были фикусы. Однажды, проснувшись в дыму, она не избу бросилась спасать, а валила фикусы на пол, чтобы не задохнулись. “Они заполняли одиночество хозяйки, безмолвной, но живой теплотой”. Фикусы сравниваются с лесом. Словно составляют некую частицу мира природы. А шуршание тараканов в её доме сравнивается с шумом океана. Так сама природа живет в бедном доме Матрёны. Не таков другой мир. Совсем другая жизнь, другие интересы лежат вне её мира. Там её обижали, притесняли. Гибнет праведница Матрёна. По законам рациональной жизни она ничего не оставила после себя, “не скопила имущества к смерти. Грязно-белая коза, колченогая кошка, фикусы…” Но с её смертью уходит понятие “светлая Русь”.



Праведница Матрёна живет на неправедной земле, в которой царят безверие, злоба и грех. Рядом с ней прожил Фаддей, любивший её когда-то.



Но он, потерявший сына, Матрёну, думает только о том, как разделить её скудное имущество и не успокаивается до тех пор, пока не перевозит к себе домой доставшиеся ему сарай и забор. У него с Матрёной была одинакова тяжёлая судьба, но она осталась человеком, и в этом её отличие.

Железная дорога чёрной змейкой убегает за горизонт, по ней всё так же проносятся поезда, где-то быстрее, где-то медленнее. Но “на сто восемьдесят четвёртом километре от Москвы по ветке, что идёт к Мурому и Казани, ещё с добрых полгода после того все поезда замедляли свой ход”. Нет, пути уже давно починили, и, пройдя переезд, поезд опять набирал скорость. Только машинисты знали и помнили, отчего это всё. Да Игнатич, повествующий о той горько-нелепой трагедии от первого лица.

“Матрёнин двор” - это рассказ о беспощадности человеческой судьбы, злого рока, о глупости советских послесталинских порядков, о жизни простых людей, далёких от городской суеты и спешки, - о жизни в социалистическом государстве. Этот рассказ, как замечал сам автор, “полностью автобиографичен и достоверен”, отчество рассказчика - Игнатич - созвучно с отчеством А. Солженицына - Исаевич.

Действие происходит в 1956 году, через три года после смерти тирана. Люди ещё не знают, как жить дальше: из “пыльной горячей пустыни” бесчисленных лагерей они попадают “просто в Россию”, чтобы навсегда затеряться где-нибудь в средней полосе - “без жары, с лиственным рокотом леса”. Ещё год назад, вернувшись из неволи, человек мог устроиться разве что носилки таскать. Даже электриком на порядочное строительство его бы не взяли. А теперь извольте - можете учительствовать. В отделе кадров, куда следовало обратиться по вопросу трудоустройства, “кадры уже не сидели за чёрной кожаной дверью, а за остеклённой перегородкой, как в аптеке”. Воздух был просто наэлектризован свободой. Подождёшь, пока объяснение всем твоим странностям найдут, каждую букву в документах “перещупают”, походят из комнаты в комнату, куда-то позвонят, - и ты трудоустроен.

В тот год быстрых перемен, когда “повелось по две-по три иностранных делегации в неделю принимать”, рассказчик возвращается в новый мир из тех краёв, откуда ещё недавно живым мало кто мог вернуться. Устроился он учителем в местечке, “где не обидно бы и жить и умереть”, в Высоком Поле. Ночью лишь тихий шелест ветвей по крышам, днём ниоткуда не слышно радио и всё в мире молчит. Но человек нуждается каждый день в завтраке и обеде, а хлеба в Высоком Поле не пекли, да и ничем съестным не торговали. Что ж, благородные работники отдела кадров смилостивились над рассказчиком и направили его судьбу в Торфопродукт, куда легко можно было приехать, но уехать - невозможно. В этом посёлке смешались две эпохи - “однообразные худо штукатуренные бараки тридцатых годов и, с резьбой по фасаду, с остеклёнными верандами, домики пятидесятых”. Но жители и тех и других в равной степени вдыхали вонь и копоть из фабричной трубы. Вот куда может завести мечта о тихом уголке России! А ведь там, откуда приехал рассказчик, “дул такой свежий ветер ночами и только звёздный свод распахивался над головой”. Но лучше свободно вдыхать фабричные выхлопы, чем наслаждаться красотами природы за колючей проволокой.

На торфяном посёлке скитания рассказчика не закончились. Судьбе было угодно, чтобы остановился он в соседней деревушке с ничего не говорящим названием - Тальново, в доме “с четырьмя оконцами вряд на холодную некрасную сторону и с украшенным под теремок чердачным окошком”. Избу построили давно и добротно, на большую семью, а жила в ней теперь одинокая женщина лет шестидесяти. Безмолвную, с кругловатым жёлтым, больным лицом хозяйку звали Матрёна. О ней мы узнаём гораздо больше, чем о рассказчике. Эта женщина с незатейливым, деревенским именем много работала, несмотря на болезнь, работала бесплатно: “не за деньги - за палочки”. Пенсию ей не платили. У Матрёны в избе жили колченогая кошка, подобранная из жалости, мыши и тараканы. “Но не потому были мыши в избе, что колченогая кошка с ними не справля-лась: она как молния за ними прыгала в угол и выносила в зубах. А недоступны были мыши для кошки из-за того, что кто-то когда-то оклеил Матрёнину избу зеленоватыми обоями, да не просто в слой, а в пять слоёв. Друг с другом обои склеились хорошо, от стены же во многих местах отстали - и получилась как бы внутренняя шкура на избе. Между брёвнами избы и обойной шкурой мыши и проделали себе ходы и нагло шуршали, бегая по ним даже и под потолком”. Солженицын описывает деревенский быт с изрядной долей иронии. Желание выполнить работу наверняка, чтобы потом переклеивать не пришлось, оборачивается многочисленными неудобствами для животного (”кошка сердито смотрела вслед шуршанию мышей, а достать не могла”) и людей. Матрёна Васильевна избу не жалела - ни для мышей, ни для тараканов, ибо в шуршанье мышей, непрерывном, как далёкий шум океана, шорохе тараканов не было ничего злого, не было лжи. Шуршанье было их жизнью.

Матрёна отличалась трудолюбием: вставала в четыре-пять утра, “тихо, вежливо, стараясь не шуршать, топила русскую печь, ходила доить козу, по воду ходила и варила в трёх чугунках”. Наверное, жребий Матрёны был жить в то время, когда люди работали бескорыстно, не думая о пенсии. А деньги и награды получал тот, кто о высоких результатах докладывал. Матрёна никому не могла отказать: без неё ни одна пахота огорода не обходилась. Денег она не брала, получала удовольствие, прилив сил от работы. Матрёнина покорность шла от сердца. Она не прислуживала, но служила окружающим, всегда была готова поделиться последним.

Матрёна Васильевна - человек не от мира сего. Её дети умерли в младенчестве, на войне без вести пропал муж. Ей долго не оформляли за него пенсию. И всё же женщина не озлобилась, осталась радушной, открытой и бескорыстно отзывчивой. Матрёна напомина-ет библейскую героиню Марию.

Матрёна у Солженицына - воплощение идеала русской крестьянки. Её облик подобен иконе, жизнь - житию святой. Её дом - сквозной символический образ рассказа - как бы ковчег библейского праведника Ноя, в котором он спасается от потопа вместе с семьёй и парами всех земных животных - чтобы продолжить род людской.

Матрёна - праведница. Но односельчане не ведают о её утаённой святости, считают женщину просто неумной, хотя именно она хранит высшие черты русской духовности. Подобно Лукерье из рассказа Тургенева “Живые мощи”, Матрёна на свою жизнь не жаловалась, Богу не докучала, ведь он и так знает, чего ей надобно.

Нужна шпаргалка? Тогда сохрани - » Рецензия на произведение Александра Исаевича Солженицына “Матренин двор” . Литературные сочинения!

Рецензия на произведение Александра Исаевича Солженицына “Матренин двор”