Готовые школьные сочинения

Коллекция шпаргалок школьных сочинений. Здесь вы найдете шпору по литературе и русскому языку.

Ритмическая структура стихотворения М. Цветаевой «Знаю, умру на заре»

Обращает на себя внимание лексическая смешанная оппозиция «дважды - сразу», соединяющая исследуемые фразы. «Ах, если б можно, чтоб дважды мой факел потух!» - желание лирического героя в последние минуты жизни полюбоваться прекраснейшими картинами природы: заходом и восходом солнца. Желание неосуществимое, но логика мысли героя понятна. «Чтоб на вечерней заре и на утренней сразу!» - желание, которое выглядит алогичным: нельзя совместить два временных отрезка «вечерняя заря» и «утренняя заря»; нельзя умереть «сразу», одновременно вечером и утром. Вот здесь и возникает объяснение смысла оппозиции «дважды - сразу» - это вновь голос подсознания, нарушающий логику высказывания. Подсознание лирического героя не может смириться с сознательным «Знаю, умру на заре!». Человеческая натура протестует против преждевременной и тем более насильственной смерти.

Перейдем к анализу второй строфы. Она состоит из трех самостоятельных высказываний: «Пляшущим шагом прошла по земле! - Неба дочь! // С полным передником роз! - Ни ростка не наруша!» (1 и 2 строки); «Знаю, умру на заре!» (первая половина 3 строки) и «Ястребиную ночь // Бог не пошлет по мою лебединую душу!» (вторая половина 3 и 4 строки). Вторая и третья фразы равнозначны по смыслу. Здесь наблюдаем логико-синтаксический повтор. «Ястребиную ночь // Бог не пошлет по мою лебединую душу!»- является, пожалуй, более надеждой, чем уверенностью, но это мало что меняет. Обе эти фразы - голос сознания лирического героя, перекликающийся с «Знаю, умру на заре!» из первой строфы, причем во второй строфе есть не только смысловой, но и звуковой повтор (первая половина 3 строки).

Фраза «Пляшущим шагом прошла по земле! - Неба дочь! С полным передником роз! - Ни ростка не наруша!» усиливает трагический смысл первой строфы. Этой фразе, как никакой другой в стихотворении, присуща особая цветаевская интонация, подкрепленная авторскими знаками препинания. Короткие восклицания: «Неба дочь!»; «С полным передником роз!»; «Ни ростка не наруша!», выделенные паузами, сообщают о нравственной чистоте лирического героя, о его желаний нести людям добро, подарить им плоды своего таланта. Лексические оппозиции: «земля - небо», «заря - ночь», «ястребиная - лебединая», «передник роз - ни ростка» указывают на пространственно-временные координаты трагедии и подчеркивают, что уже в который раз в мире торжествует зло, «ястребиное» берет верх над «лебединым». На фонологическом уровне наблюдаются следующие явления: аллитерация шипящих в первой строке - звукоподражание (шелест трав); звуковой повтор сочетаний гласных и согласных роз (роз) - рос (ростка) во 2 строке, выделяющие бинарную оппозицию «передник роз - ни ростка»; межстрочный звуковой повторную  (ястребиную, лебединую), выделяющий соответствующую оппозицию.

Третья строфа анализируемого стихотворения содержит, как и две предыдущие, также три законченных высказывания. Первое из них еще раз утверждает нравственное превосходство лирического героя над теми, кто ждет его смерти. «Отведя нецелованный крест» - отказ от исповеди, ибо нет греха: «лебединая душа» невинна. Третья строка, заключающая в себе фразу «Прорезь зари-и ответной улыбки прорез», требует особого внимания. «Прорезь зари» - это «последний привет», который посылает лирическому герою небо, и «ответной улыбки прорез», прощание с жизнью, символизируют примирение сознания и подсознания. Последняя фраза третьей строфы «Я и в предсмертной икоте останусь поэтом!» - логический финал внутренней борьбы лирического героя, совести и инстинкта самосохранения. Омографы «прорезь» и «прорез» (3 строка) - не только оригинальный звуковой повтор, но и подтверждение родства в рамках данной поэтической структуры двух понятий «заря» и «улыбка», абсолютно несопоставимых в обычной языковой структуре. По замыслу поэтессы, «заря» - это улыбка неба, а «улыбка» - заря человеческого лица, лика лирического героя (вспомним распространенное сочетание слов: улыбка озаряет). На фонологическом уровне в этом сегменте поэтического текста третьей строфы наблюдаются аллитерации графонов п и р. Функция этих повторов эмфатическая.

В заключение анализа структуры стихотворения выделим основные семантические поля, которые участвуют в передаче основной смысловой информации и в создании сложной динамической образной системы.

Вызывает интерес своеобразие ритмической структуры этого поэтического текста: дактилическая стихия стихотворения вызывает ассоциацию со стихией морской; многостопный дактиль, подобно набегающим на берег морским волнам, создает атмосферу, располагающую к раздумью. Возникающие после цезур превращения дактилей в анапесты - зеркальные отражения первых - напоминают следующий за приливом отлив. Невольно вспоминаются слова Цветаевой: «структура моря, структура крови и структура лирики - одна и та же». Отклонение от заданного размера ярко выражено в конце 1-й строки второй строфы: сверхритмическим ударением выделяется слово «небо», а вследствие этого и словосочетание «неба дочь», что служит своеобразным импульсом к возникновению ряда ассоциаций: нравственная чистота лирического героя Божественна; он послан самим небом творить добро; он бессмертен, несмотря ни на что, как бессмертно истинное искусство, которому он служит.

Таков примерный структурно-семиотический анализ стихотворения М. Цветаевой «Знаю, умру на заре! На Которой из двух-..». Он должен помочь распознать знакомого незнакомца», познать те чувства, которые хотела передать словами талантливейшая из поэтесс.

 

Нужна шпаргалка? Тогда сохрани - » Ритмическая структура стихотворения М. Цветаевой «Знаю, умру на заре» . Литературные сочинения!

Ритмическая структура стихотворения М. Цветаевой «Знаю, умру на заре»