Готовые школьные сочинения

Коллекция шпаргалок школьных сочинений. Здесь вы найдете шпору по литературе и русскому языку.

РОМАНЫ-СТРАНСТВИЯ И. В. ГЁТЕ И А. БИТОВА - часть 1

Прижизненный (как и Гёте — без сопоставления “весовых ка Тегорий”) классик современной русской литературы, Андрей Ге Оргиевич Битов неоднократно объяснялся по “скользкому вопросу Литературных влияний”. Бессмысленными кажутся ему “упреки в Прямых подражаниях” классикам зарубежной литературы — при Чина чего кроется, видимо, в огромном значении для писателя род Ного языка: “Нельзя ни занять, ни импортировать ни язык, ни ис Торию: они — только свои”1. Совершенно справедливым предста Вляется замечание А. Г. Битова о том, что “влияние можно уловить Из воздуха, а не только о из прочитанной книги”2. Например, он Иронически признается, что о дзэн-буддизме узнал впервые из Диссертации одного англичанина “Буддизм в раннем творчестве Андрея Битова”3. Американская исследовательница Э. Чэнсиз пи Шет о том, что проза Битова, кроме буддизма, вбирает в себя ис Ландские саги, японскую поэзию, средневековую арабскую филоСофию, русскую литературу XIX и XX столетий, советскую жизнь, Геологические экспедиции в Узбекистане и мотогонки в Уфе4. Отечественные исследователи подробно проследили (и не без по Мощи автора) исторические и типологические связи произведе Ний Битова с творчеством Пушкина и Набокова. Сам писатель го Ворит о впечатлении, которое произвели на него фильмы Хичкока, Феллини, Антониони, любимыми писателями называет Дюма и Ре Марка, неоднозначно относится к Хемингуэю и Оруэллу, в ряду за Метных для него фигур упоминает Грина, Белля, Камю, Борхеса, Кортасара и многих других, с почтением отзывается о классике: Аристофан, Шекспир, Дефо и Свифт, Джойс, Пруст, Чехов, Досто Евский, Гёте…

О своем особом отношении к Германии Битов пишет в мемуа Ре “Восьмой немец” (1993, Фельдафинг—Петербург), как раз во Время работы над романом “Оглашенные”5. Оказывается, обе его Бабушки — Александра Ивановна Кедрова (урожденная Эбель) и Мария Рудольфовна Битова (урожденная Буш) — немки: “Бушей В Германии еще больше, чем Эбелей”. Описывая свои встречи с Немцами и тесно сплетая личную биографию с историей, автор Приходит к заключению: “Говорят, у русских с немцами наблюда Романы-странствия И. В. Гёте и А. Битова 191 Ется некое мистическое тяготение, даже родство и противостоя Ние одновременно. Не знаю, не думаю.

А вот общего у них полно. Ибо узы истории не слабее родственных”6. Гёте для Битова — очевидный символ Германии.

Не случайно Его именем открывается список “мировых гениев” из этой страны, Представляющих все сферы культуры: Гёте, Дюрер, Бах, Кант”7. Исследователи указывают на явные и скрытые реминисценции из Гётевского “Фауста” в творчестве Битова. Свен Спикер отмечает Дьявольскую природу фотокарточки в рассказе “Вид неба Трои” Из романа Битова “Преподаватель симметрии”, связывая ее с ин Терпретацией мифа о Елене Прекрасной у Гёте8. Эллен Чэнсиз Предполагает, что фамилия одного из героев романа “Пушкинский Дом” — Митишатьев может рассматриваться как литературный Резонанс Мефистофеля, по ее же свидетельству Рональд Мейер Видит возможное происхождение фамилии Митишатьев от Шато Ваиз “Бесов” Достоевского9. В романе “Оглашенные” очевидно присутствие реминисцен Ций из “Фауста”: как непосредственных, так и опосредованных Литературной традицией от A. C. Пушкина (”Сцена из Фауста”) до Венедикта Ерофеева (”Вальпургиева ночь, или Шаги Командора”, 1985).

В третьей части “Оглашенных” (”Ожидание обезьян”), по Словам Т. Г. Шеметовой, “Повествование построено в соответст Вии с хорошо известным сюжетным архетипом. Это рассказ о ФаУсте (Я) и Мефистофеле (Он), Моцарте и Сальери, гении и злодее, Герое-творце и высмеивающем его пошляке”10. Уже в “Фаусте” Гёте сюжет о гении (творце) и злодее (искуси Теле) усложняется диалогами ученого и художника, учителя и уче Ника. Показательно, что позднее в эпоху романтизма в романе Альфреда де Виньи “Стелло” беседа Черного Доктора (аналог дья Вола-искусителя) и Поэта (творца) интерпретируются как диалог Мысли с чувством11. У Битова сердце и мозг, Фауст и МефистоФель, Д. Д. и П. П. меняются “ролями”, как белый и рыжий кло Уны12, фарисей (сердце) становится мытарем (душа), а мытарь — Фарисеем (274).

Разговор души с телом, тела с Богом, идущий из Глубины веков, пародируется в “разговор пустой бутылки с трав Кой” (206). Построение романа как разговора двух действующих лиц Можно объяснить его родовой связью с драмой, а также с традицией Философского диалога. Здесь уместно сопоставление с философСко-”воспитательным” романом Гёте “Годы странствий Вильгель Ма Мейстера, или Отрекающиеся” — второй частью дилогии о Вильгельме Мейстере. У Гёте странники не могут и не хотят брать С собой третьего постоянного спутника13 и Вильгельм обвиняет Яр Но-Монтана в использовании приемов Сократа (35), а у Битова ге Рои беседуют как перипатетики (63). В первой части дилогии Гёте (”Годы учения Вильгельма Мейстера”) герой называет “Гамлета” 192 Н. С. Бочкарева Шекспира скорее романом, чем драмой, т. к. отличительным приЗнаком романа считает, кроме событий, размышления героя, кото Рые замедляют действие14.

Трагедия Гёте “Фауст” тоже в этом Смысле близка роману (что затрудняет ее постановку на сцене). В первой части романа Битова “Оглашенные” гётевское “Оста Новись, мгновенье!” цитируется в ситуации, аналогичной началу Пятого акта трагедии, но писатель XX века делает неожиданный Вывод: “Человек пытается остановить это геологическое мгнове Ние: оно прекрасно. Он насаждает леса, проектирует некую чудо Вищную дамбу, ограждающую Косу от моря. Но когда он его на Конец остановит, мгновение, это будет уже не Коса, это будет — Дамба” (41).

Здесь очевидно противопоставление природы и циви Лизации. В третьей части романа Битова бессмертное “Остановись, Мгновение!

” цитируется дважды в ситуации ожидания сначала — Торнике, а потом — обезьян (или в обоих случаях — смерти?). “Что имеют в виду, когда говорят, что вся жизнь прошла перед гла Зами в последнюю секунду? Наверно, именно это: не последоваТельность ничтожных ее событий, а равенство одному мгновению. Мне так хотелось умереть, как жить, а не как-нибудь иначе.

Будто Из всех способов именно жить смерть оставалась единственным. Это было нестрашно, сокровенно и желанно, будто вот ждал и до Ждался: сейчас она войдет, прощая тебе жизнь твою, обнимет за Плечи, и ты охотно пойдешь, полностью доверяясь. Состояние это Го ожидания — вот что ни за что не хотелось менять” (243). А через Несколько страниц, в тишине другого “природного храма”, герой Продолжает: “Господи, поймай меня именно в этот момент! Улучи, Богом тебя прошу, мгновение!

Я тебя даже не о том прошу, о чем Еще Гёте просил, — я не о том, чтобы все вокруг остановить, пото Му что, видите ли, прекрасно это, а я всего лишь и только, чтобы Ты Меня остановил в этом мгновении, чтобы миновал я вместе с ним, Если уж ему суждено миновать… Не о вечной жизни — о вечной Смерти прощу, типун мне на язык!” (258). Вспомним, что перед ли Цом Смерти даже гётевский доктор Фауст отказывается от магии: “О; если бы, с природой наравне, / Быть человеком, человеком Мне!” (перевод Б. Пастернака)15.

Исторические и типологические параллели романов Гёте “Го Ды странствий Вильгельма Мейстера” и«?итова “Оглашенные” (ку Да, вопреки мнению некоторых исследователей16, входит и “Ожи Дание обезьян”), до сих пор не привлекавшие внимания ученых, Интересуют нас не как факт влияний, заимствований и тем более Прямых подражаний, а как материал для размышлений над прироДой и судьбами жанра, проблемами его содержания и формы, соОтношением личностей, эпох и культур. В своих представлениях о романе А. Г. Битов отталкивается от Идей М. М. Бахтина. Последний в проспекте к несохранившейся Романы-странствия КВ. Гёте и А. Битова 193 Работе “Роман воспитания и его значение в истории реализма.

Нужна шпаргалка? Тогда сохрани - » РОМАНЫ-СТРАНСТВИЯ И. В. ГЁТЕ И А. БИТОВА - часть 1 . Литературные сочинения!

РОМАНЫ-СТРАНСТВИЯ И. В. ГЁТЕ И А. БИТОВА - часть 1