Готовые школьные сочинения

Коллекция шпаргалок школьных сочинений. Здесь вы найдете шпору по литературе и русскому языку.

РОМАНЫ-СТРАНСТВИЯ И. В. ГЁТЕ И А. БИТОВА - часть 2

К Исторической типологии романа” берет за основу “принцип по Строения образа главного героя” и последовательно рассматрива Ет роман странствований, роман испытания героя, роман биогра Фический (автобиографический) и роман воспитания (становле Ния). Однако “определенный принцип оформления героя связан с Определенным типом сюжета, концепцией мира, с определенной Композицией романа”17. В романе становления “изменения самого героя приобретают Сюжетное значение”, а “время вносится внутрь человека, входит в Самый образ его, существенно меняя значение всех моментов его Судьбы и жизни”. Герой “становится вместе с миром, отражает ис Торическое становление самого мира”.

Ученый указывал, что в ро Мане становления “во весь рост встанут… проблемы творческой Инициативности”. Развивая историческую типологию романа, Предложенную М. М. Бахтиным, мы определяем особый тип “ро Мана творения”18, в котором доминирует герой-творец, сюжет как Процесс творения, обусловленная им свободная композиция (включающая произведения других искусств, эссе, комментарии) И саморефлексия автора как творца.

Основные разновидности ро Мана творения: роман о художнике, роман культуры и роман о ро Мане. По словам М. М. Бахтина, “ни одна конкретная историческая Разновидность не выдерживает принципа в чистом виде”20, но от Ражает общие закономерности развития жанра. Роман становле Ния интегрируется в роман творения.

Классическим образцом но Вой формы романа служит дилогия Гёте о Вильгельме Мейстере. Преодолевая границы воспитательного романа, Гёте движется в Своих творческих поисках от романа о художнике “Театральное Призвание…” (1777—1786), позже — “Годы учения…” (опубл.

В 1795—1796), к роману культуры “Годы странствий…” (опубл. В 1829).

Эволюция романа в творчестве А. Г. Битова совершается по Классической схеме от испытания и странствований биографичеСкого героя к его внутреннему изменению (становлению) и твор Честву. И русские, и зарубежные исследователи отмечают воссоз Дание жизненного и творческого процесса в произведениях писа Теля21. Принципиальной незавершимостыо процессов жизни и Творчества можно объяснить постоянное преодолением автором Границ рассказа, повести, романа. Ибо для А. Г. Битова роман — “не столько жанр, сколько состояние, дыхание… прозы”22, но “примиряя прозу и музу”, он все-таки определяет его как жанр “такого объема и такой протяженности, при котором…

неизбежно Меняется сам автор, жанр отражающий, чем дальше, тем больше, Изменение не столько героев, сколько самого автора”23. Написанные В разное время три части романа “Оглашенные”, а также преди 194 КС. Бочкарева Словия, эпиграфы и приложения к нему фиксируют разные этапы Изменения автора.

Эволюция автора-творца отражается, наконец, В происходящей на наших глазах истории создания романа, кото Рый к третьей части превращается в “роман о романе”. Роман ро Ждается в “неизбежных отношениях автора с героем и набегаю Щим текстом”24. Рассматриваемые нами романы Гёте и Битова отражают кри Зисные ситуации “рубежа веков”: XVIII —XIX и XX —XXI соответ Ственно. Для них характерно нарушение границ, выход за пределы Устойчивых жанровых структур.

К одному из признаков романа Культуры мы относим обильное явное и скрытое цитирование (в том числе автоцитаты) как внутри основного текста, так и за его Пределами. Гёте после второй и третьей частей романа помещает Собрания афоризмов, причем в последнем (”Из архива Макарии”) 12 цитат из Гиппократа, 9 — из Плотина и 20 — из английского со Брания афоризмов “Коран, или Опыты, чувства, характеры и Кал Лимаховы мелочи, сочинения Триединства” (1770), которое немец Кий писатель приписывал Л. Стерну. Битов в виде собрания цитат Организует “Краткое послесловие, или Запоздалый эпиграф” к ро Ману, а в издании 1995 г. помещает в сокращенном виде рецензии И интерпретации трищгии, специально подготовленные для полно Го издания реальными людьми25. Оба автора имеют обыкновение оставлять “отрывки и обрыв Ки” “начатых было, но потом заброшенных произведений”26, кото Рые отчасти объясняют фрагментарность исследуемых романов. Оба романа отражают “изменение автора”, т. к. история их созда Ния начинается задолго до выхода в свет последнего (но не оконча Тельного) варианта.

Отдельные новеллы, вошедшие затем в состав Романа “Годы странствий…”, были написаны раньше и имели са Мостоятельное значение.

Например, ключевая для романа сказка “Новая Мелузина” сначала была рассказана вслух как импровиза Ция27, в 1807 г. записана для книги “Поэзия и правда”, в 1816 г. Впервые опубликована и только в 1821 г. вошла в состав романа28. Первые две части романа Битова — это написанные ранее повести “Птицы, или Новые сведения о человеке” и “Человек в пейзаже”. Приложение к роману “Попытка утопии” — речь на Конференции Писателей в Мюнхене в марте 1992 г. Оба писателя создали свои “автобиографии” (”Поэзия и прав Да” И. В. Гёте и “Неизбежность ненаписанного” А. Г. Битова) и “книги путешествий”. Для них обоих странствование как путеше Ствие невозможно без духовного странствия. Различие в употреб Лении разных вариантов одного слова (странствование-странстВие) можно считать терминологическим.

В конце повести “Колесо. Записки новичка” (1969 — 70), включенной сначала в сборник “Об Раз жизни” (1972), а затем в “Книгу путешествий по империи” (1991), Битов в качестве эпиграфа помещает цитату из “Путешест Романы-странствия КВ.

Гёте и А. Битова 195 Вия в Италию” Гёте: “И все же мир — только простое колесо, рав Ное самому себе по всей окружности; оно кажется нам необычай Ным потому только, что мы сами несемся вместе с ним”29. “Годы странствий Вильгельма Мейстера…” Гёте и роман-стран Ствие “Оглашенные” Битова интегрируют мотив странствований Странствий (wandern — странствовать, бродить) в пространство Культуры. Уже в “Метаморфозах” Апулея, которые М. М. Бахтин Рассматривал как роман странствований, мифы и сказки, магиче Ские обряды и религиозные ритуалы, риторические пассажи и раз Бойничий фольклор, театральные представления и карнавальные Шествия образуют игровое поле культуры в пока еще слабо обозна Ченном творческом акте30. В романе Гёте творческое начало, рас Пределяясь между всеми героями, концентрируется в образе Мака Рии, который приближается к божеству.

В романе Битова герой-пи Сатель странствует в “ожидании обезьян”, в которых Т. Г. Шемето Ва31 обнаруживает зашифрованных A. C. Пушкина (лицейское проЗвище — Обезьяна) и его героя (может быть, не только анаграмма Евгений Онегин — “ОжиданиЕ”, но и ОбезьяН — ОнегиН?). Связь Обезьян и Пушкина с божеством мы покажем ниже.

В романах Гёте и Битова мотив странствования-странствия ре Ализуется в условном соединении чудесной авантюры и реального Быта32. Метаморфоза совершается с героями после выхода из во Ды (река — у Гёте, море — у Битова). У Гёте Вильгельм “превраща Ется” в хирурга и возвращает жизнь сыну Феликсу, который “воз Рождается”, как Феникс. У Битова аналогичная сцена пародирует Ситуацию Апулея и Гёте: Он (герой) превращается в “фольклорно Го коня” (163), потом, умирая, в корову и “ловкий, как обезьяна”, Исчезает “в дыму да в огне” (283), чтобы вновь возродиться, как Феникс (288), в образе П. П. В романе Апулея вставная сказка об Амуре и Психее аллегори Чески повторяет жизненный путь Луция: любопытство, странство Вания, посвящение. Гёте и Битов вводят в повествование “мифы о Творении” (соответственно рассказы принцессы карликов и ин Дейца из племени яман), которые получают развитие в основном Сюжете романов.

В обоих мифах подчеркивается мудрость бога Творца и несовершенство человека. В сказке Гёте господь “сотво Рил прежде всего крошечного карлика, чтобы было разумное суЩество, которое бы дивилось чудесам его… и чтило за них творца”, Но “народец этот стал заноситься и задумал подчинить себе всю Землю…

Нужна шпаргалка? Тогда сохрани - » РОМАНЫ-СТРАНСТВИЯ И. В. ГЁТЕ И А. БИТОВА - часть 2 . Литературные сочинения!

РОМАНЫ-СТРАНСТВИЯ И. В. ГЁТЕ И А. БИТОВА - часть 2