Готовые школьные сочинения

Коллекция шпаргалок школьных сочинений. Здесь вы найдете шпору по литературе и русскому языку.

Русская деревня в изображении Солженицына

Вечер. Потрескивают в печке дрова. В бликах неверного света виднеются на стене семейные фотографии. Тускло отсвечивают круглые бревна избы. Провожу рукой по старой шершавой древесине, всматриваюсь в потускневшие портреты, и сердце сжимается от неясного чувства вины и тревоги: что будет завтра с деревенской избой, что будет завтра с русской деревней? Вопрос этот волновал и В. Шукшина, и В. Астафьева, и Ф. Абрамова…

По-своему размышляет о судьбах русской деревни А. И.Солженицын. Писателю не просто интересна жизнь народа в глубинке, эта тема тесно связана для него с идеей преемственности, с верностью традициям, с нравственными проблемами. Солженицын уверен, что «линия, разделяющая добро и зло, … проходит через каждое человеческое сердце…». Рассказ «Матренин двор» дает своеобразный ответ на поставленные вопросы.

Само название произведения заставляет вспомнить ряд других: «Вишневый сад» Чехова, «Лес» Островского, «Дом» Абрамова. Двор Матрены становится для Игнатича – рассказчика, тем самым местом в поисках «нутряной России», где ему хотелось «затесаться и затеряться» после долгих лет лагеря и ссылки в «пыльной горячей пустыни». В «серединную» деревенскую Русь ведет Игнатича потребность (возможно, даже неосознанная) вернуться к «вечному истоку», найти духовную опору. Поэтому героя не устраивает поселок под названием Торфпродукт. «Меж торфяными низинами беспорядочно разбросался поселок – однообразные худооштукатуренные бараки, над поселком дымила фабричная труба». Зато «ветром успокоения» потянуло от названий Часлицы, Овинцы, Спудни, Шеверти. «Они обещали мне кондовую Россию», - замечает автор. Деревня Тальново - «две-три ивы, избушка перекособоченная, и по пруду плавали утки…» - приглянулась Игнатичу. Он с удовольствием слушает певучую деревенскую речь: «к ужоткому», «картовь», «молонья».

Но нет в этом прекрасном сельском мире гармонии, а есть и природная человеческая жадность, корысть, зависть, и приобретенные в годы советской власти безответственность, обман, леность. По мысли Солженицына, колхозная жизнь уничтожила деревню, поэтому в школе дети не хотят учиться, зная, что их в любом случае переведут из класса в класс; люди не хотят работать на колхоз, т. к. вынуждены воровать торф, потому что «топливо не было положено и спрашивать о нем не полагалось». Только Матрена среди этого исковерканного мира живет отлично от других. Но героиню Солженицына мало кто ценит из односельчан. После того как умерли один за другим шесть детей Матрены, вся деревня решила, что в ней – порча. И «порча» эта проявлялась во всем: и в том, что не гналась за обзаводом, и в том, что была «не бережная», и, глупая, помогала чужим людям бесплатно. Даже о «сердечности и простоте» Матрены в деревне говорили «с презрительным сожалением». Так постепенно на селе корысть стали сознательно возводить в принцип. Всякое отступ

ление от него рассматривалось как «порча». Но на самом деле «червоточина» завелась в односельчанах Матрены. То, что происходило в Тальново (и за его пределами), было результатом массового духовного заболевания, переживаемого русской деревней, да и не только ей. Трудно складывается жизнь Матрены. На первой мировой войне пропал без вести жених – Фаддей вернулся из плена через три года, когда она уже вышла замуж за его брата Ефима. Умерли дети, не вернулся со второй мировой муж. Тяжелая неоплачиваемая работа в колхозе, голод, одиночество, болезни, беспросветная бедность… А жила бы Матрена иначе при другой власти? Вероятно, нет. Ведь русские люди часто считают, что заботиться об их житейском благополучии должен кто-то другой. Поэтому и сейчас уровень жизни в деревне значительно ниже, чем в городе.

Солженицын часто прибегает к аллегории, чтобы объяснить мир деревни. Так в светлое пространство Матрениного двора (гармоничный мир села) угроза приходит извне. Это и жена председателя, и бывший жених, и «бессердечные люди в шинелях». Они словно стараются свести к минимуму жизненное пространство земледельческой Руси, заразить деревенских людей завистью, злобой, жадностью и др. пороками. Но мир Матрены стоек. В нем все живое: не перенесший «хирургического» вмешательства дом, «живая толпа фикусов», «святой угол». Все обитатели дома чувствуют беду, нависшую над Матреной: пропала кошка, зашуршали мыши, «становятся испуганными» фикусы. Да и у самой Матрены пропал на Крещенье котелок со святой водой. И несчастье случилось – погибла Матрена, вместе с горницей, с частью своего дома. Как поломали дом, тело дома, - так расплющили тело Матрены. У них общая судьба и общая трагедия.

Уже после смерти Матрены рассказчик понимает настоящий ее характер, смысл ее существования: жизнь Матрены оборачивается житием праведницы. «Все мы жили рядом с ней и не поняли, что есть она тот самый праведник, без которого, по пословице, не стоит село. Ни город. Ни вся земля наша». Матрена – праведница не по вере – по образу жизни. Именно на таких людях, по мнению Солженицына, держится общество, именно в таких людях скрыта суть национального характера, именно такие люди живут в деревне.

С рассказа «Матренин двор» началась деревенская проза. Матрена открыла галерею деревенских типов: распутинские старухи, Иван Африканыч В. Белова. Игнатич – искатель «нутряной» России, праведница Матрена – символ ее, дом – символ пространства России – эти емкие образы имеют обобщающий смысл и находят продолжение и развитие в русской литературе.



Само название рассказа “Матренин двор” можно истолковать по-разному. В первом случае, например, слово “двор” может означать просто уклад жизни Матрёны, её хозяйство, её чисто бытовые заботы и трудности. Во втором случае, пожалуй, можно сказать, что слово “двор” акцентирует внимание читателя на судьбе самого дома Матрёны, самого Матрёниного хозяйственного двора. В третьем случае - “двор” символизирует тот круг людей, которые были так или иначе заинтересованы в Матрене.



В каждом из приведенных выше мною значений слова “двор” заключен безусловно тот трагизм, который присущ, пожалуй, образу жизни каждой женщины, похожей на Матрёну, но все же в третьем значении, как мне кажется, трагизм наиболее велик, так как здесь речь уже идет не о трудностях жизни и не об одиночестве, а о том, что даже смерть не может заставить людей задуматься однажды о справедливости и должном отношении к достоинствам человека. Гораздо сильнее в людях преобладает страх за себя, свою жизнь, без помощи того, другого, судьба которого их никогда не волновала. “Тут узнал я, что плач над покойной не просто есть плач, а своего рода пометина. Слетелись три сестры Матрены, захватили избу, козу и печь, заперли сундук ее на замок, из подкладки пальто выпотрошили двести похоронных рублей, приходящим всем втолковывали, что они одни были Матрене близкие”.



Я думаю, что в этом случае складываются все три значения слова “двор”, и каждое из этих значений отражает ту или иную трагическую картину: бездушность, мертвенность “живого двора”, который окружал Матрену при жизни и в дальнейшем делил ее хозяйство; судьба самой Матрениной избы после смерти Матрены и при жизни Матрены; нелепая гибель Матрены.



Главной особенностью литературного языка Солженицына является то, что Александр Исаевич сам дает пояснительную трактовку по многим репликам героев рассказа, и это приоткрывает нам ту завесу, за которой кроется само настроение Солженицына, его личное отношение к каждому из героев. Впрочем, у меня сложилось такое впечатление, что авторские трактовки имеют несколько ироничный характер, но в то же время они как бы синтезируют реплики и оставляют в них только подноготный, ничем не прикрытый, истинный смысл. “Ах, тетенька-тетенька! И как же ты себя не берегла! И, наверно, теперь они на нас обиделись! И родимая же ты наша, и вина вся твоя! И горница тут ни при чем, и зачем же пошла ты туда, где смерть тебя стерегла? И никто тебя туда не звал! И как ты умерла - не думала! И что же ты нас не слушалась?…(И изо всех этих причитаний выпирал ответ: в смерти её мы не виноваты, а насчет избы ещё поговорим!)”.



Читая между строк рассказ Солженицына, можно понять, что и сам Александр Исаевич делает совсем иные выводы из услышанного, чем те, которых можно было ожидать. “И только тут - из этих неодобрительных отзывов золовки - выплыл передо мной образ Матрёны, какой я не понимал её, даже живя с нею бок о бок”. “Все мы жили рядом с ней и не поняли, что есть она тот самый праведник, без которого, по пословице, не стоит село”. Невольно вспоминаются слова французского писателя Антуана де Сент-Экзюпери, смысл которых заключается в том, что на самом деле всё не так, как в действительности.



Матрёна - это противопоставление той действительности, которая в рассказе Солженицына выражена через злобу, зависть и стяжательство людей. Своим образом жизни Матрена доказала, что любой, кто живет в этом мире, может быть честным и праведным, если он живет праведной идеей и крепок духом.

Нужна шпаргалка? Тогда сохрани - » Русская деревня в изображении Солженицына . Литературные сочинения!

Русская деревня в изображении Солженицына