Готовые школьные сочинения

Коллекция шпаргалок школьных сочинений. Здесь вы найдете шпору по литературе и русскому языку.

Сатирическое изображение «хозяев жизни» в сказках М. Е. Салтыкова-Щедрина

Творчество известного писателя второй половины XIX века — М. Е.Салтыкова-Щедрина — чрезвычайно многообразно. Он создавал романы, очерки, рассказы, статьи. Среди огромного наследия сатирика наиболь­шей популярностью пользуются его сказки. Первые три сказки опубликованы в 1859 году, а остальные написаны в 80-е годы, в эпоху политической реакции. Жанр сказки отвечал замыслу писателя: в завуалированной форме обратить внимание на самые злободневные воп­росы общественной жизни, встать на защиту народных интересов, выразить протест против произвола «хозя­ев жизни». Один из таких помещиков-самодуров изображен в сказке «Дикий помещик».

Своих крестьян «сократил» он так, что «некуда носа высунуть: куда ни глянут — все нельзя, да не позволено, да не ваше!» Щедрин использу­ет эзопов язык, т. е. прием иносказаний и намеков, что­бы обрисовать глупость таких помещиков, истребляю­щих своих же крестьян, пока временнообязанных, за счет которых они и благоденствуют, имея «тело рыхлое, белое, рассыпчатое». Услышал бог слезную молитву кре­стьян, и не стало мужиков на всем пространстве владе­ний глупого помещика. Глупым Щедрин все права защищены 2001-2005 называет героя не от себя, а косвен­но, через высказывания других персонажей. В этом слу­чае цензура не могла предъявить автору обвинения в оскорблении власть имущих.

С помощью иронии звучит уничижительная характеристика хозяина в следующей фразе: «Видят мужики: хоть и глупый у них помещик, а разум ему дан большой». Далее автор использует прием троекратного повторения, как в народных сказках: по­мещика трижды называют глупым представители дру­гих сословий. Актер Садовский, приглашенный в поме­стье, был поражен тем, что в доме у помещика пусто, «и ставить театр и занавес поднимать некому». Он замеча­ет: «Однако, брат, глупый ты помещик! Кто же тебе, глу­пому, умываться подает?

» Генералы в гостях у помещи­ка вместо «говядинки» получили печатные пряники и леденцы. Приговор у них оказался следующим: «Одна­ко, брат, глупый же ты помещик!» И, наконец, капитан-исправник тоже назвал помещика глупым. Глупость помещика видна всем, так как «на базаре ни куска мяса, ни фунта хлеба купить нельзя», казна опус­тела, так как подати платить некому, «распространились в уезде грабежи, разбои и убийства».

И только глупый помещик стоит на своем, проявляет твердость, доказы­вает господам либералам свою непреклонность, как со­ветует любимая газета «Весть». Он к тому же предается несбыточным мечтам, что без помощи крестьян добь­ется процветания своего хозяйства. Его мечтательность приобретает фантастический, гротесковый характер. И эти его мечты тем нелепее, что помещик самостоя­тельно не может ни умыться, ни высморкаться, ни ног­ти постричь.

И только однажды задумался помещик: «Неужто он в самом деле дурак? Неужто та непреклон­ность, которую он так лелеял в душе своей, в переводе на обыкновенный язык означает только глупость и бе­зумие?» В этой характеристике заключена едкая и язви­тельная авторская ирония. Гротеск использует Салтыков-Щедрин и в дальней­шем развитии сюжета, показывая постепенное одича­ние и озверение помещика.

Он «оброс волосами… ног­ти у него сделались, как железные… ходил все больше на четвереньках…» Наконец, помещик превращается в грязное и дикое животное, становится лесным хищни­ком. Гротеск помогает точно выразить авторскую мысль: зоологическая жизнь героя — продолжение его предыдущего хищнического существования.

Как рань­ше он нещадно эксплуатировал крестьян, так теперь жестоко расправляется с зайцами. Помещика изловили, вымыли, отобрали у него газе­ту «Весть», но он так ничего и не понял. Автор показы­вает его дальнейшую деградацию, полную никчемность: «Он жив и доныне. Раскладывает гран-пасьянс, тоскует по прежней своей жизни в лесах, умывается лишь по принуждению и по временам мычит».

Сатирическими средствами Салтыков-Щедрин обли­чает паразитизм, неспособность к труду не только по­мещичьего класса, но и высшего чиновничества. Таки­ми же примитивными и праздными, как дикий поме­щик, предстают генералы в сказке «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил». В этом произведении господа тоже оказываются «освобожденными» от мужиков, от кормильцев и слуг. Как и в случае с ди­ким помещиком, перед генералами открывается один путь — полное одичание.

«Хозяева жизни» изображены в сказке пародийно. Подготавливая читателя к встрече с генералами, писа­тель не случайно упоминает о регистратуре, в которой герои служили и которую упразднили за ненадобностью. Салтыков-Щедрин едко характеризует печатный орган — газету «Московские ведомости». Генералы читали только эту газету, а в ней в каждом номере печатали «га­строномические новости».

Так автор разоблачает не только злополучных, никчемных генералов, но и все общество высших классов, утонувшее в праздности и роскоши. Портреты героев даны тоже в пародийном ключе. Генералы оказались на необитаемом острове не в мун­дирах, а в ночных рубашках, а на шеях у них болтались ордена. Генералы нелепы не только внешне. Они глупы до крайности.

Салтыков-Щедрин, показывая умственную ограниченность и невежество героев, использует гро­теск. Генералы не знают «где восток и где запад», не спо­собны грамотно объяснить смену дня и ночи, не пред­ставляют, как выращивают хлеб. Они полагают, будто булки «в том самом виде родятся, как их утром к кофею подают». Автор не скрывает своего иронического отношения к глупым генералам, которые пытаются нелепо действо­вать, искать на острове еду. Один герой хотел яблоко с дерева достать, «попробовал полезть — ничего не выш­ло, только рубашку изорвал». Другой вместо еды добыл старый номер газеты.

Генералы — тунеядцы. Они года­ми ничего не создавали, а заботились только о чреве своем. Поэтому окончательно проголодавшись, они оз­верели. Гротесковая сцена изобличает духовную пусто­ту героев: «Вдруг оба генерала взглянули друг на друга: в глазах их светился зловещий огонь, зубы стучали, из груди вылетало глухое рычание. Они начали медленно подползать друг к другу и в одно мгновение ока остер­венились.

Полетели клочья…» Вспышка хищного ин­стинкта завершилась тем, что один генерал даже «отку­сил у своего товарища орден и немедленно проглотил». Этот фантастический элемент дает сильный сатиричес­кий эффект. Читатель представляет, до какой крайней степени дикости дошли герои. Обличительный смысл заключен и в самом названии произведения.

Один мужик спас двух генералов-парази­тов. Показательно, что до встречи с мужиком генералы растеряны, беспомощны. Найдя его, они сначала заис­кивают, ласково обращаются к нему «дружок», т. к. боят­ся, «чтоб не убег». Убедившись, что мужик покорно вы­полняет все указания, генералы обретают прежнюю са­монадеянность и солидность. Прием «хамелеона» рас­крывает сословную спесь героев, их уродливые прояв­ления барства. Сатира Салтыкова-Щедрина в изображении «силь­ных мира», едкая, убийственная, направлена на пробуж­дение у читателя такого же резкого неприятия обще­ственных законов, по которым «хозяева жизни» незас­луженно занимают привилегированное положение.

Нужна шпаргалка? Тогда сохрани - » Сатирическое изображение «хозяев жизни» в сказках М. Е. Салтыкова-Щедрина . Литературные сочинения!

Сатирическое изображение «хозяев жизни» в сказках М. Е. Салтыкова-Щедрина