Готовые школьные сочинения

Коллекция шпаргалок школьных сочинений. Здесь вы найдете шпору по литературе и русскому языку.

Семья, народ, человечество в произведении Г. Маркеса «Сто лет одиночества»

Создавая роман «Сто лет одиночества», Г. Маркес имел в виду прежде всего версию развития своего народа, но произведение оказалось намного более значимым, поскольку срисовал историю человечества через историю народа и семьи. История семьи Буендиа - это история становления человеческого общества: от патриархального уклада, где весомую роль сыграет женщина, к гражданской войне, на которой становится героем воин полковник Аурелиано Буендиа, и к развитию капиталистических отношений. На первый взгляд, семье Буендия за счет отдаленности от мира удалось жить отдельной жизнью и самим создавать историю.

Но весьма уже схожа эта история с многими другими. В малом повторяется большое. Так и в развитии событий романа можно увидеть историю почти библейскую: кровосмешение, убийство, новый мир, открытие законов природы и покорение ее, экономическое развитие, войны и революции, а потом осознание бессмыслицы существования и мысли о приближении конца. Но все эти этапы показаны через историю рода, который дал начало целому народу. Эти люди жили, как умели. Они любили и ревновали, рождали детей и гибли на войнах. Но главное - они построили Макопди сначала поселок, а потом город. И делали это с добрыми намерениями. Ведь и фамилию автор подобрал для семьи выразительное: «Буеносдиас» означает «добрый день». Тогда чему же так страшно сложилась история рода? В романе часто появляется рок, который тяготеет над родом и руководит их действиями.

И только ли рок? Ведь изменив себя, человек изменяет свою судьбу. А кто из Буендиа хотел этого? Они шли своим путем, призванные собственными интересами - кто к чему. Что именно Аурелио Бабилонье, мудрец, который научился многое, в том числе санскрита, расшифровав пророчество Мелькиадеса, оказывал содействие гибели рода. Предупреждение ли это? Конец романа рассказывает о конце рода Буендиа. И только ли об этом роде? Аурелио Бабилонье расшифровывает пергаменты, и все, что в них записано, некогда больше не повторится, так как тем родам человеческим, которые обречены на сто лет одиночества, не судилось дважды появляться на земле.

Так вот Маркес в романе «Сто лет одиночества» воссоздает историю человечества через истории народа и рода, чтобы понять судьбу мира, великие законы его существования.

Для европейской культурно-исторической среды латиноамериканская литература всегда была экзотическим явлением. Национальный колорит, своеобразная ментальность, особенности исторического развития Латинской Америки вызывают незаурядный интерес к творчеству художников этого континента. Художественной особенностью латиноамериканской литературы XX ст. есть «магический реализм», в основе которого лежит глубинное осмысление духовных источников жизни наций. Это модернистское течение объединяет произведения, в которых восприятие действительно связано, прежде всего, с национальной мифологией. Странное, магическое, волшебное, кроется в мифах, проектируется на современность, тесно с ней переплетается, переделывает ее, создавая неповторимый художественный мир произведения.

Взаимодействие разных способов мышления - цивилизованного и мифологического приобретает особый расцвет в «магически-реалистических» произведениях колумбийского, писателя Г. Маркеса, который утверждает, что сама реальная жизнь является магией, в частности - действительность Латинской Америки, карибских государств есть настоящим действиями, что и породило «мифологический роман».

Мировую славу Маркесу принес роман «Сто лет одиночества» (1967). Извне простая и строгая форма рассказа произведения продолжает традицию семейного романа XIX-XX ст. Эпически медленный рассказ последовательно излагает историю поколений рода Буендиа, детально показывает его зарождения, расцвет, постоянство черт и, в конце концов, его упадок и гибель. Перед читателем проходят характеры героев, которые формируются под влиянием и родственной связи, и окружающей среды, и биологических законов развития.

Историю рода Буендиа автор вплетает в историю небольшого городка. Тем не менее с появлением каждого нового персонажа конкретный (хотя и выдуманный) географическое пространство и точные временные рамки все больше размываются. Чтобы подчеркнуть принадлежность членов семьи Буендиа к одному роду, Маркес наделяет их не только общими чертами внешности и характера, а и, как было заведено в Колумбии, преемственными именами. Одни и те же имена персонажей, повторяемость событий, ситуаций судеб, одинокость, разобщенность членов семьи, их неспособность понять и быть понятыми один для другого приобретают в романе воистину мифологического характера. Да и сама история нескольких поколений семьи Буендиа четко приобретает очертания родительного мифа, а с ним и его характерных особенностей - влечение к самоубийству и увязыванию с ним проклятия (история первых Буендиа), определенность судьбы героев. В романе она воплощена в образе Мельхиадеса, который записал на санскрите летопись рода, Аурелиано Бабилониа за несколько минут до гибели Макондо и Буендиа.

Одинокость Буендиа становится не только карой, а и следствием человеческой неполноценности всех Буендиа, в каждом из них эта неполноценность выражена по-разному. Испытывая своих героев властью, любовью, дружбой, преданностью, Маркес наконец показывает моральную невозможность Буендиа. Главную же причину вырождения автор усматривает в неспособности любить. Хранительницей семьи возникает Урсула, ее духовный мир ограничен, а материнская любовь слепа. Созданный миф Г. Маркеса имеет начало (брак Урсулы и Хосе Аркадио) и конец (гибель последних представителей рода да и самого Макондо). Книга эта символическая. Конец романа является авторским переосмыслением христианского Апокалипсиса. «Сто лет одиночества» - это пророчество-притча: «Поэтому роду, что обречен на сто лет одиночества, не судилось появиться на земле дважды».

Роман Маркеса, объединяет в себе фантастику и действительность, прозаичность тона , фантазию и гротеск, которые отображают, по мнению автора, саму «фантастическую или американскую реальность», невероятную и будничную вместе с тем, ярчайший метод «магического реализма».