Готовые школьные сочинения

Коллекция шпаргалок школьных сочинений. Здесь вы найдете шпору по литературе и русскому языку.

Сюжетная линия Айтматова «Плаха»

В произведении есть одна коллизия, которая связана с противостоянием творческого, продуктивного, по-народному мудрого начала в оскорблении чабана Бостона Уркунчиева и разрушительно-демагогической, потребительско-аморальной позиции подлецов и клеветников типа парторга Кочкорбаева и морального деграданта-пяницы и вора Базарбая. Эта сюжетная линия также переплетается со стихийной судьбой волков Акбари и Ташгайнара - своеобразных образов-символов, в которых отраженная проблема грядущей общественной катастрофы с разрушением рода, семьи, народа, естественных богатств. В свое время известный русский философ Николай Бердяев утверждал о Ф.Достоевского, что тот прекрасно понимал сущность атеистического социализма, который шел не на смену капитализма, а как альтернатива христианству и как разрушитель национального сознания и государственности России. Бесовское своеволие, которое ведет к отцеубийству, это и сознательное возражение Отчизны.

Обращение в романе Ч.Айтматова “Плаха” к Богу, потребность необходимости богоискательства в себе вызванное временами, в предверьи трагических событий, когда в бездуховной, тяготеющей к мамони среде плодятся обер-кандаловы, базарбаи, трансформированные или реинкерованые из Смердяковых, которые ненавидят все и вся: родных и близких, работящих и порядочных, природу и мир.

Расплачиваются же люди, которые старались предотвратить зло (Авдий Калистратов, Бостон, Гулюмкан), и невиновные безгрешные создания (маленький сын Бостона Кенд-Жеш). Вбивается клин и в естественную гармонию. Показательной по этому поводу есть гибель сайгаков, овец, целого волчьего выводка.

Мог ли предусмотреть автор “Плахи” и “Буранного полустанка”, что произойдет в скором времени после стоечных (космополитических в своей основе!) катаклизмов?

О том, что зловещий манкуртизм превратится в типично трагическую реальность? Что “казарменный” обруганный социализм растворится в процессах глобализму с его либерально-рыночными подходами к национально-духовным проблемам, когда личность, семья, целый народ превращаются в товар и такие трудяги, как Бостон, Едигей или Казангап не смогут стать хозяевами на собственной земле и станут батраками новейших баев? Что капиталистическим феодальным системам вообще невосприимчивые социальные и традиционно-национальные приоритеты?

Лучшие художники-мыслители всегда надеялись на лучше, а надежда, как правило, умирает последней. В постсоветские поры Ч.Айтматов обратился к фантастически-космической теме в романе “Клеймо Кассандры” (1996), развивая известную из античных времен (миф о дочере троянского царя Приама Кассандру, наделенную, скорее ли наказанную богом Аполлоном, пророческим даром, однако лишенную человеческого доверия: к этому мотиву обращались в разные времена Есхил, Еврипид, Ф. Тес-Лер, Ф.Миллер, А.Майков, Я.Полонський, Леся Украинка и т.п.) проблему пророчества, невнимание к которому оборачивается бедами и несчастьями. Персонажи произведения Ч.Айтматова - представители интернациональной когорты: монах Филофей, русский ученый Андрей Крыльцов, который, присвоив славу Филофея, отказывается возвратить из Космоса на Землю, американские футурологи и т.п..

Однако, как сказано в псалме, “нельзя слушать людей больше, чем Бог”: катастроф, земных и космических, невозможно остановить через человеческую мораль, поскольку в основе всех несчастий лежит грех. Критика неблагоприятно встретила роман “Клеймо Кассандры”, обвиняя писателя в космополитических тенденциях.

 Тревоги за будущее человеческой цивилизации, которая, поглощенная научно-техническим прогрессом, теряет духовно-моральные ориентиры, определяют главный идейно-философский спектр литературы 80-х гг. - в самый раз накануне серьезных и трагических геополитических изменений. Они в “Твоей звезде” украинца Олеся Гончара, в романах “Закон вечности” грузина Н.Думбадзе, “Выбор” и “Игра” россиянина Ю. Бондарева, в прозе магического реализма колумбийца Гарсиа Маркеса.

В основе драматических и трагических коллизий прошлых и современных поколений лежат серьезные аномалии духовно-этического плана. Это общая мысль в идейно-философской парадигме многих прогрессивных культурных деятелей последних десятилетий накануне геобаллистических пор. Спустя некоторое время изображения общественных деформаций системы, которая приходила к окончательному разрушению, приобретет откровенно конъюнктурный характер, от чего отнюдь литература не приобретала катарсисного содержания: новейшие революционные бесы использовали утонченную подлость.

Об этом чудесно поведал в начале перестроечных процессов прекрасный писатель и гражданин Юрий Бондарев в романе “Игра”, где режиссера Крымова, бывшего офицера-фронтовика, предъявляет обвинение бездарный карьерист Молочков, которому, никчемному трусу, тот когда-то спас жизнь выстрелом в руку. Позднее, через десятилетие, подлец будет инкриминировать спасателю инсценированное самоубийство. Очень быстро в перестроечных процессах Молочковы вылезут не только в ограблении масс, физическом и духовном, а и создании антикультуры, которая будет растлевать и новые поколения.

Однако сошлюсь снова на  Ю.Воробйовского: «Однако вспомним жития святых - как повергали они лгущих истуканов? Молитвой Господней! Предание говорит нам, что при рождении Спасителя рассыпались многие кумиры и онемел Дельфийский оракул»

Нужна шпаргалка? Тогда сохрани - » Сюжетная линия Айтматова «Плаха» . Литературные сочинения!

Сюжетная линия Айтматова «Плаха»