Готовые школьные сочинения

Коллекция шпаргалок школьных сочинений. Здесь вы найдете шпору по литературе и русскому языку.

Тема коллективизации в русской литературе (по роману Б. Можаева «Мужики и бабы»)

Борис Можаев свой роман «Мужики и бабы» назвал хроникой. В первой книге — хроника обыденной жиз­ни, все сочинения на a l l soch © 2005 во второй — социальных катаклизмов. И это действи­тельно хроника «великого перелома», ставшего траге­дией русского крестьянства. Лад и согласие в деревенском мире Можаева, не тро­нутом еще генеральной линией правящей партии. Та­кой видится писателю нэповская деревня, доживающая свои последние дни — своеобразный деревенский рай, идиллия мирной, по-человечески нормальной жизни. И то плавное, тихое течение крестьянского быта, как сво­его смертельного врага, уничтожает «пролетарский натиск» на деревню.

Коллективизация — процесс сложный, неоднознач­ный. Но Можаева интересует не весь комплекс проблем, связанный с коллективизацией, а в первую очередь «пе­регибы», допущенные при ее осуществлении. Этой цели подчинена вся система характеров в романе. Крупным планом даются местные, районные и окружные руково­дители: ура-рыцари, стремящиеся во что бы то ни ста­ло в считанные дни провести коллективизацию, причем, разумеется, сплошную. Их действия лишь на пер­вый взгляд незаконны. «Перегибы» не были нарушени­ем генеральной линии, а прямым результатом сути ее программы, сути основных взглядов руководства стра­ны на судьбу русского крестьянства.

Другое дело, что эти действия приводят к бунту, сопротивлению крестьян­ства, к тому, что дело создания колхозов в Московской области зимой 1930 года было фактически сорвано. Изображение самих «перегибов» в раскулачивании и в организации колхозов сопровождается авторским осмыслением происходящих событий. В романе Можа-ева широко представлена думающая, нестандартная сельская интеллигенция: Успенский, Обухова, Озимов. Их спорам и размышлениям отведены многие страни­цы романа, — к сожалению, в ущерб полноте раскрытия их характеров.

Но Можаеву было важно понять смысл происходящего, потому что только внутренняя незави­симость оставалась «островком свободы» в условиях тоталитарного режима, только свобода и критическая направленность мысли способны спасти живую душу народа: совесть и честь лучших ее представителей. Да, Можаев превратил интеллигентов в «рупоры» своих идей, но цель того стоила: создать в романе единый, независимый и честный голос народа, того самого на­рода, который был ненавидим и презираем режимом. Зато вполне реально и ярко нарисованы другие пер­сонажи: Возвышаев, Ашихлин, Сенечка Зенин.

Секре­тарь Тихановской партячейки Сенечка Зенин — из по­роды людей, торопящих историю и события, мыслящих однозначно и категорично. Местная церковь для него дурдом, пригодный только для ссыпного пункта, и уж никак он не связывает ее с традициями деревенской жизни, а закрытие церкви — с подрывом авторитета советской власти. Но при всей своей примитивности Зенин прекрасно улавливает конъюнктуру текущего момента. Его не смущает никакое задание. Человек без совести и чести, он способен выполнить любой приказ, лишь бы удержаться на плаву.

Из породы людей, склонных к псевдореволюционно­му нетерпению, и идеолог режима Гаум Ашихлин — сын разорившегося касимовского татарина. Несмотря на свое купеческое прошлое, он, никогда не стоявший у станка, считает себя пролетарием. Его заветная мечта — продвинуться в руководящий аппарат. Ашихлин — яро­ Стный, убежденный сторонник тех сил в партии, кото­ Рые предлагали зажиточный слой деревни принести в Жертву индустриализации, создав при этом базу для рож­ Дающихся колхозов.

У предрика Никанора Возвышаева своя жизненная философия: «Мир держится на страхе — либо ты боишь­ся, либо тебя боятся». Поэтому главный принцип его руководства — держать людей в страхе. Чтобы остано­вить убой скота, Возвышаев самовольно вводит штраф в пятикратном размере с конфискацией имущества, са­мовольно арестовывает людей.

Вот образчик его руко­водства даже своим районным активом: «20 февраля все должны быть в колхозах! Не проведете в срок кампанию — захватите с собой сухари. Назад не вернетесь». 20 февраля все должны вступить в колхоз. Все идет по задуманному плану — вначале приготовить кормуш­ки для скота; потом по всему району провести собрание, проголосовать и в течение 24 часов согнать весь скот.

Но мужики уперлись, семена не сдают. Возвышаев дает команду сбивать замки с амбаров, брать людей под арест, штрафовать. И тут взбунтова­лись крестьяне многих деревень.

Мужики в Веретье пе­реломали общественные кормушки и сбежали в лес, в селе Красухине избили Зенина и держат его под арес­том, магазин разграбили, семена растащили. В Желудев-ке в сельсовете разбили окна, сожгли бумаги… Вот так и прошла «всеобщая коллективизация».

Так и кончился «дикарский восторг при виде того, как на огромном кострище корчилась и распадалась вековеч­ная русская община». Но кончился все-таки ненадолго. Мы знаем, что крестьянскому миру, жизни независимых, свободных людей был положен конец. Зенины и возвышаевы победили. И плоды этой страшной победы пожинаем до сих пор…

Нужна шпаргалка? Тогда сохрани - » Тема коллективизации в русской литературе (по роману Б. Можаева «Мужики и бабы») . Литературные сочинения!

Тема коллективизации в русской литературе (по роману Б. Можаева «Мужики и бабы»)