Готовые школьные сочинения

Коллекция шпаргалок школьных сочинений. Здесь вы найдете шпору по литературе и русскому языку.

Тема воспоминаний о прошлой жизни в лирике Пушкина

Это было время, когда Пушкин особенно остро начинал ощущать всю неустроенность своей личной судьбы. Отсюда характерная для пушкинской лирики 1826-1830 годов тема воспоминаний о прошлой жизни, л в известном отношении и переоценка ее. Такова тема стихотворения «Воспоминание» (1828). Написанное в середине мая и первоначально озаглавленное «Бессонница», оно поразительно ярко передает характер петербургских белых  ночей и длинную цепь воспоминаний, тревоживших в это время поэта:

  • Когда для смертного умолкнет шумный день,
  • И на немые стогны града
  • Полупрозрачная наляжет тень
  • И сон, дневных трудов награда

В рукописи стихотворение имеет не до конца доработанное продолжение ярко автобиографического характера, становящегося очевидным при сопоставлении с основными  фактами  прошлой жизни  Пушкина:

  • Я вижу в праздности, в неистовых пирах,
  • В безумстве гибельной свободы,
  • В неволе, бедности, в гоненьи [и] в степях
  • Мои утраченные [годы].
  • Я слышу вновь друзей предательский привет
  • На играх Вакха и Кипр иды,
  • Вновь сердцу            наносит хладный свет
  • [Неотразимые обиды.]
  • Я слышу жужжанье клеветы.
  • Решенья глупости лукавой,
  • И шопот зависти, и легкой суеты
  • Укор веселый и кровавый
  • . И нет отрады мне - и тихо предо мной
  • Встают два призрака младые,
  • Две тени милые - два данные судьбой
  • Мне ангела во дни былые.
  • Но оба с крыльями, и с пламенным мечом
  • И стерегут - и мстят мне оба
  • И оба говорят мне мертвым языком
  • О тайнах счастия и гроба.

Но Пушкин отбрасывает все продолжение, слишком прозрачно говорившее о широко известных фактах его прошлой жизни, это исключение придает оставшемуся основному тексту характер большой обобщенности. Что касается последних строк о двух милых тенях, данных поэту судьбой, то одна из них, по-видимому, Амалия Ризнич, скончавшаяся в Италии в 1825 году. О другой же сказать что-либо определенное трудно, так как надо иметь в виду в высокой степени присущее лирике Пушкина стремление к обобщению реальных жизненных фактов. Одним из самых тяжелых для Пушкина был 1828 год. В нюне в результате рассмотрения в Сенате (11 июня) и в Государственном Совете (28 июня) дела о пушкинском стихотворении «Андрей Шенье» принимается решение об учреждении за Пушкиным секретного надзора. В августе того же года Пушкина дважды, вызывают к петербургскому военному губернатору П. В. Голенищеву-Кутузову для дачи показаний по обвинению его в авторстве «Гавриилиады». Все это решительным образом сказалось на характере стихотворения «Предчувствие» (июнь-август 1828), где удивительно ярко передана грозовая атмосфера, сгущавшаяся вокруг Пушкина в эти дни.

Глубокий и органически присущий Пушкину личный и исторический оптимизм, заставлявший его искать и находить выход из трудного, казавшегося подчас безнадежным положения в широких философских обобщениях общечеловеческого характера, в свете которых личный момент становился частью более широкого процесса общеисторической и общекультурной жизни, во всей силе сказался и в таком проникнутом грустью стихотворении этого времени, как «Брожу ли я вдоль улиц шумных». По-видимому, стихотворение связано с каким-то конкретным моментом личных переживаний Пушкина. Об этом говорит, подчеркнуто точная, вплоть до минут, дата его написания: «26 декабря 1829 С. П. Б. 3 часа 5 минут.

Черновой автограф, не заключая в себе каких-либо существенных отклонений от окончательного текста стихотворения, в то же время дает поразительно яркую картину движения пушкинской мысли от фиксации мотивов глубоко личного характера до широких философских обобщений общечеловеческого значения. Однако сама действительность, окружавшая Пушкина на Северном Кавказе, впечатления от дикой и суровой природы - все это наводило его на мысли, прямо противоположные той официозной идеологии, какую ожидали найти в стихах, навеянных его путешествием. Впечатления эти были тем более действенны, что ложились на душу, в достаточной степени подготовленную к их восприятию в соответствующем свете: и тревогами последних лет жизни, и ожиданиями- встреч с друзьями-декабристами.

Это создавало почву для таких многозначительных стихотворений, как «Кавказ» (1829), где реалистическое воспроизведение подлинной действительности, углубленное личными переживаниями поэта, наполнялось новым пафосом огромного обобщения. Образ Терека, которым заканчивается это стихотворение:

  • Играет и воет как зверь молодой,
  • Завидевший пищу из клетки железной;
  • И бьется о берег в вражде бесполезной,
  • И лижет утесы голодной волной…
  • Вотще! Нет ни пищи ему, ни отрады:
  • Теснят его грозно немые громады (III, 196)

так ясно и прозрачно, как это только могло быть осуществлено в жестоких подцензурных условиях того времени, ставит тему угнетения с такой силой, с такой целенаправленностью доносит ее до читателя, что одного этого достаточно, чтобы считать данное стихотворение ответственной общественной декларацией Пушкина на рубеже тридцатых годов. В процессе работы над ним Пушкин, по-видимому, сдерживал себя от более прямых и острых формулировок. Так, в одном из вариантов перебеленного текста две последние строки значительно сильнее, чем в печатном тексте, подчеркивали политическую остроту образа:

  • Вотще! нет ни пищи ему, ни свободы
  • Теснят его молча кремнистые своды…

Слово «свободы» яснее, чем слово «отрады», передавало   замысел   Пушкина,   а   упоминание   о   «сводах» неизбежно влекло за собой ассоциативные представления о тюремных сводах. Еще более явно политическая направленность стихотворения сказалась в незаконченной строфе, начатой Пушкиным уже после того, как он проставил дату его окончательной доработки («20 сентября 1830 г.). Пушкин оставил работу над этой строфой, так как тог предельно обобщенный образ всякого угнетения, каким заканчивалось стихотворение, полностью соответствовал его замыслу.

 

Нужна шпаргалка? Тогда сохрани - » Тема воспоминаний о прошлой жизни в лирике Пушкина . Литературные сочинения!

Тема воспоминаний о прошлой жизни в лирике Пушкина