Готовые школьные сочинения

Коллекция шпаргалок школьных сочинений. Здесь вы найдете шпору по литературе и русскому языку.

ВАЛЕРИЙ БРЮСОВ

В отличие от Бальмонта, Валерий Брюсов хранил верность Гё Те на протяжении всей жизни. Как установил авторитетный иссле Дователь Брюсова СИ. Гиндин6, поэт — хотя и с большими переРывами — переводил Гёте на протяжении более тридцати лет.

Первый фрагмент из “Фауста”, очень небольшой (всего два четве Ростишия) был переведен Брюсовым еще в гимназические годы (1888, отрывок из “Пролога на небе”). Последним переводом был Полный (хотя и не отделанный окончательно) перевод “Фауста”, Осуществленный в 1919— 1920 годах по предложению С. А. ВенгеРова. Кроме того, Брюсов перевел небольшое число лирических Стихотворений Гёте (менее десяти). Наконец, принципиально важ Ные (хотя и разрозненные) отзывы о Гёте содержатся во многих Критических статьях Брюсова. Брюсов во всех своих суждениях необычайно высоко оце Нивает вклад Гёте в мировую литературу, именуя Гёте, наравне С Пушкиным, одним из «редких “посланников провидения”, “благословенных гостей мира”»7. “Когда гений соединяется с Огромным умом, жаждущим познаний, с безошибочным вкусом И неустанным трудолюбием, получается титан литературы, как Наш Пушкин или германский Гёте”8. Особо подчеркивая “раз Носторонность познаний и интересов” Гёте, его непостижимое Трудолюбие, Брюсов, может быть, и бессознательно продолжа Ет полемику со своим неизменным оппонентом — Бальмонтом.

Напомним, что Бальмонт в эти годы с необыкновенной настой Чивостью противопоставляет поэзию и труд. Бальмонт, по выраЖению Брюсова, “предлагает всем поэтам быть импровизатора Ми”9. (Постоянная тема лекций и выступлений Бальмонта в 1910-е годы — “Поэзия как волшебство”.) Брюсов же постоянно Советует молодым в те годы, начинающим поэтам учиться у труЖеника Гёте. Одобрительно оценив ранний поэтический сбор Ник Ильи Эренбурга “Стихи о канунах”, Брюсов подкрепляет Эту похвалу дружеским письмом Эренбургу (1916), в котором Наставительно внушает: «Мой вывод — тот, который применим Ко всем избранным, то есть людям, предназначенным к поэзии: “Работайте!

“. Без работы не бывает Пушкиных, Гёте, даже Вер Ленов (ибо первую половину жизни будущий pauvre Lelian10 раБотал много, очень много…)»11.

Имя Гёте названо здесь отнюдь Не случайно: высказанная здесь мысль полностью согласуется с Другими суждениями Брюсова о Гёте. Гётевские темы, образы и отдельные мотивы постоянно звучат И в прозе, и в стихах Брюсова. В романе “Огненный ангел” дейст Вуют Мефистофель и Фауст, они странствуют по России (в XVI ве Ке).

В архиве поэта исследователями обнаружен и план неосуще Ствленной драмы “Фауст в Москве” (1910), задуманный вскоре по Гёте в русской поэзии XX века 49 Еле завершения “Огненного ангела”12. Брюсов создал и несколько Оригинальных поэтических вариаций на темы Гёте; самая значиТельная из них (”Фауст”), пронизана реминисценциями из первой Части гётевской трагедии (любовь Гретхен и Фауста). Гретхен, Гретхен! В темной нише Храма ты преклонена. Слышишь Божий голос свыше: “Ты навек осуждена!

” Гретхен, Гретхен! Светлый гений! Встала ты в лучах из тьмы! Но за мной клубились тени, — И во мраке оба мы!

Зная Брюсова как выдающегося переводчика Верхарна, Эд Гара По, многих французских поэтов, прежде всего Бодлера и Верлена, можно было бы ожидать от него и полноценного вкла Да в русскую поэтическую гётеану. К сожалению, этого не проИзошло: переводы Брюсова из Гёте в подавляющем большинст Ве не поднимаются над уровнем поэтических заготовок (”бруль Ёнов”, по излюбленному выражению Иннокентия Анненского). М. Л. Гаспаров в чрезвычайно содержательной статье “Брюсов и Буквализм” отмечает у Брюсова стремление “бережно сохра Нить стилистические фигуры, расположение слов, созвучия и Т. д.”13.

К сожалению, это стремление (особенно в поздних пере Водах Брюсова) становится, по существу, единственной целью. Именно такое понимание сущности поэтического перевода яр Ко проявилось в переводах Брюсова из Гёте, зачастую близко (а В отдельных случаях, даже виртуозно) воссоздающих те или Иные частные поэтические особенности оригинала, но лишен Ных живой искры поэтического вдохновения.

Говоря о виртуоз Ности, мы прежде всего имеем в виду брюсовский перевод “Ночной песни странника” (”Uber allen Gipfeln / Ist Ruh…”). Здесь безупречно передан прихотливый ритм Гёте, своевольное Чередование долгих и коротких строк: На всех вершинах — Покой. В листве, в долинах Ни одной Не вздрогнет черты… Птицы дремлют в молчании бора.

Погоди только: скоро Уснешь и ты! Это стихотворение привлекало многих русских поэтов, и все Же ему фатально не повезло. Лермонтов создал свою гениальную Вариацию на тему Гёте, в которой не только более половины тек Ста не находит никаких соответствий у Гёте, но и (как отметил еще 50 • Г. И. Ратгауз Фет в середине прошлого века) резко изменилась сама эмоцио Нальная тональность. По словам Фета, “Гёте заставляет взор наш Беззаботно, почти весело скользить по высям гор и вершинам не Подвижных дерев”, у Лермонтова же царствует “торжественная Тишина осени”. Иннокентий Анненский в своем переводе (”Над Высью горной”) создал откровенно импрессионистский “нок Тюрн”, явно чуждый поэтике Гёте, что еще более усугубляется Многозначительностью высказывания, даже произвольной, “мо Дернистской” пунктуацией.

Несомненно, только перевод Брюсова Является в полном смысле слова переводом. Но, увлекшись ритми Ческими экспериментами, Брюсов утратил особую эмоциональ Ную ауру стихотворения: его перевод бесстрастен и статичен14. Те же недостатки свойственны и брюсовскому переводу “Фау Ста”, который к тому же в значительной части представляет собой Грандиозный, окончательно не отделанный черновик. Перевод Отягощен буквализмом. Лишь в хоровых партиях второй части Трагедии (напечатанной в переводе Брюсова не полностью) масТерство поэта проявляется с полной силой.

Вот, например, как зву Чит у Брюсова один из хоров пятого акта второй части трагедии: Лес, он шумит кругом, Скалы объяты мхом, Ствол загражден стволом; Ключ за ключом бежит, Пропасть глубоко спит. В целом же “Фауст” мало удался Брюсову. Трудно не согласить Ся с суждениями Б. Пастернака. Работая над переводом “Фауста”, он Пишет Ольге Фрейденберг (б ноября 1948 г.): “Многое из сильнейше Го у Лермонтова, Тютчева и Блока пошло именно отсюда (из “Фау Ста”. — Г. Р.). Меня удивляет, как могла Брюсова и Фета (в их перево Дах “Фауста”.

— Г. Р.) миновать эта преемственность”15. Действи Тельно, и “Фауст” Фета и “Фауст” Брюсова отмечены печатью искус Ственности и сохраняют лишь значение любопытных историко-лиТературных документов; живая вода поэзии их почти не затронула.

Нужна шпаргалка? Тогда сохрани - » ВАЛЕРИЙ БРЮСОВ . Литературные сочинения!

ВАЛЕРИЙ БРЮСОВ