Готовые школьные сочинения

Коллекция шпаргалок школьных сочинений. Здесь вы найдете шпору по литературе и русскому языку.

ВЕРШИНЫ” ГЁТЕ-ЛЕРМОНТОВА В РУССКОЙ МУЗЫКЕ XX ВЕКА - часть 1

Вот уже свыше 150 лет скромный, на первый взгляд, родник гёТевской “Ночной песни путника” питает широкое русло русской во Кальной лирики. Более ста композиторов претендовали на творче Ский союз с Гёте, вновь и вновь “пересоздавая” его текст в своих ро Мансах, дуэтах, хорах. Среди них — и мастера европейского мас Штаба (в т. ч. современники XX в. — С. Танеев, Г. Свиридов, А. Шнит Ке, В. Сильвестров), и безвестные ныне композиторы, чьи произве Дения в свое время наполняли музыкальный быт (К. Булгаков — од Нокашник Лермонтова по пансиону и юнкерской школе, И. Били Бин — племянник критика В. Боткина).

Это и те, кто стоял у истоков Русского романса (А. Варламов, Н. Титов, прозванный “дедушкой Русского романса”), и те, кто упрочивал жанровые магистрали рус Ской музыки (А. Рубинштейн, Г. Ломакин, С. Ляпунов, М. Ипполи Тов-Иванов). Здесь есть музыканты, оставившие след в истории рус Ской музыки как зачинатели новых тенденций (В. Ребиков — один Из первых работавший в политональной технике, А. Мосолов — Один из первых наших урбанистов).

Есть и солидные имена тех, чей Композиторский след в русской культуре оказался не главным, но Чья деятельность в других сферах — весома: академик Б. Асафьев, Критик Ю. Энгель, пианист Ф. Блуменфельд, В. Поленов, автор зна Менитого “Московского дворика”. Есть в этом списке сын Льва Тол Стого (Сергей Львович) и внук Н. Римского-Корсакова (Георгий Ми Хайлович). Как видим, авторский круг очень широк и охватывает Практически все “цвета” композиторского “спектра” России. А это Означает, что потенциальный слушатель романсов на слова Гё Те—Лермонтова представлял всю российскую аудиторию.

Движение “Wandrers Nachtlied” во времени и пространстве Русской культуры невозможно рассматривать, не прояснив вопро Са: кого интерпретировали композиторы? Гёте? Лермонтова?

Или Обоих? Как известно, в литературоведении существует две точки Зрения на лермонтовскую версию “Ночной песни путника”, на Званной им “Из Гёте”. Одни признают ее переводом, другие счита Ют оригинальным произведением Лермонтова, для которого сти Хотворение Гёте послужило лишь творческим импульсом.

220 Е. С. Зинькевич Напомню первоисточник и его русское звучание: Uber alien Gipfeln Горные вершины Ist Run, Спят во тьме ночной; In allen Wipfeln Тихие долины Spurest du Полны свежей мглой; Kaum einen Hauch; Не пылит дорога, Die Vogelein schweigen im Walde. Не дрожат листы… Warte nur, balde Подожди немного, Ruhest du auch. Отдохнешь и ты.

Что “инкриминируют” Лермонтову противники номинации “пе Ревод” ? — Изменение метрической формы: тонический неравнослож Ный стих Гёте превратился у Лермонтова в равносложную силлаБотонику; дольник Гёте — в трехстопный хорей у Лермонтова. — Изменение формы восьмистишия: у Гёте — астрофичный Период с неравным членением стихов (5 и 3); у Лермонтова — две Аналогичные по строению строфы с одинаковой рифмовкой. — Изменение способа рифмовки: у Гёте — перекрестная риф Ма в 1 — 4 строках и опоясывающая в 5 —8; у Лермонтова — везде Перекрестная.

У Лермонтова отсутствует enjambement, который есть у Гёте (7 — 8 строки). — Изменение образной системы. Считается, что полностью Соответствуют Гёте только первая и две последних строки “Гор Ных вершин” Лермонтова: Uber allen Gipfeln Горные вершины Warte nur, balde Подожди немного, Ruhest du auch. Отдохнешь и ты. У Гёте нет “долин”, “полных свежей мглой”, нет образа дороги, а у Лермонтова отсутствуют “птички в лесу”.

— Разные смысловые итоги: у Гёте мотив покоя в прямом Смысле (отдых, который ожидает путника), у Лермонтова — иноСказание (намек на смерть). И вывод: “Горные вершины” проник Нуты “разочарованием, меланхолией”, ойи “отступают от оригина Ла не только в развитии темы и метрической форме, но и в особен Ности — по общему эмоциональному колориту”1. «Черты, задан Ные лирической пьесой Гёте, отступают на задний план, и стихо Творение, названное “Из Гёте”, становится одной из оригиналь Нейших и характернейших вещей Лермонтова»2. Но как тогда быть с высказыванием В. Брюсова, назвавшим “Горные вершины” “недосягаемо прекрасным переводом”?3 А ведь Брюсов был не только мастером перевода, но и теоретиком “Горные вершины” Гёте — Лермонтова в русской музыке XX века 221 Этого вида искусства. Попробую выстроить систему доказательств В подаержку мнения Брюсова. Все, в чем оппоненты видят своеволие Лермонтова (метрика, Образная система, эмоциональный тон), подсказано Гёте.

Перед Нами — яркое проявление того “чутья”, которым — по Брюсову — Должен обладать переводчик, “чтобы до глубины понять намеки Поэта (намеки самим смыслом слова и звуком его)”4. Намеки эти Содержатся уже в названии: “Ночная песнь путника”. Лермонтов в Своем переводе опускает заглавие Гёте, но именно им рождены и “ночная тьма”, которой окутаны горы, и образ дороги, по которой Идет путник. Ключевым словом для Лермонтова стало Lied — пес Ня. Но песне (тем более в русской песенной традиции) мало подхо Дит ритм стихов Гёте: ритм шага — не бодрого, пружинящего, мер Ного, а шага — сбивающегося с ритма (путник — уставший, мечта Ющий об отдыхе). И Лермонтов избирает ритм трехстопного хо Рея, который тоже подсказан Гёте — его первым стихом — Uber Allen Gipfeln5.

И это тем более важно подчеркнуть, что “Горные Вершины” — единственный случай использования Лермонтовым Трехстопного хорея6. В русской поэтической традиции трехстоп Ный хорей связан прежде всего с песенной семантикой7. А “песенная” установка, в свою очередь, определила и строфиче Скую форму восьмистишия — органичную для песни. В трехстопном хорее реализуются и другие смысловые состав Ляющие названия “Wandrers Nachtlied”: Ночная песнь пут Ника.

Ведь тема пути, ночи — это еще одна, характерная для рус Ской поэзии семантическая грань трехстопного хорея8. Конечно, Как отмечает Гаспаров, “звуковая форма метра и содержание сти Хотворения органически не связаны — но когда поэт берет метр, Он вместе с его звучанием поневоле берет и исторически накоп Ленные его смысловые ассоциации, чтобы включить их в общий Строй произведения”9. Но при этом “общий строй произведения” Должен войти в резонанс с этими “смысловыми ассоциациями”.

Вот, к примеру, перевод А. Струговщикова (тот же 1840 год): Ухо еле внемлет Шелесту листвы, Птичка уже дремлет, Отдохнешь и ты. Тот же трехстопный хорей, но общий эффект (особенно для совРеменного читателя) — пародийный. И не столько из-за “дремлю Щей птички” (одной!) сколько из-за первой строки — с торчащим Из пейзажа “ухом”, напоминающем сюрреалистические компози Ции С. Дали10.

Не помог трехстопный хорей и графоману Д. Хво Стову — первому переводчику “Wandrers Nachtlied”. Уже самое Начало его перевода (”Стихли к ночи горы”) — с этим ужасным 222 B. C. Зинькевич Словесным кентавром “кночигоры” — убивает всякую поэзию. Ка Кие же еще факторы, кроме трехстопного хорея, формируют об Разную систему ‘Торных вершин”? “Текст обладает способностью, — пишет Ю. Лотман, — сохра Нять память о предшествующих контекстах”11. Что входит в “пред Шествующие контексты” “Горных вершин”?

Нужна шпаргалка? Тогда сохрани - » ВЕРШИНЫ” ГЁТЕ-ЛЕРМОНТОВА В РУССКОЙ МУЗЫКЕ XX ВЕКА - часть 1 . Литературные сочинения!

ВЕРШИНЫ” ГЁТЕ-ЛЕРМОНТОВА В РУССКОЙ МУЗЫКЕ XX ВЕКА - часть 1