Готовые школьные сочинения

Коллекция шпаргалок школьных сочинений. Здесь вы найдете шпору по литературе и русскому языку.

Воплощение духа национальной культуры в повести Я. Кавабата «Тысяча журавлей»

Какое счастье, что существует и приоткрывается людям красота!
Я. Кавабата
На небольших островах в Тихом океане расположена «страна, где восходит солнце» - Япония. На протяжении продолжительной истории ее жители создали свою самобытную культуру, которая отличается прежде всего преклонением перед прекрасным. Культ красоты в повседневной жизни японцев отражается в сложных условностях японской вежливости, в утонченности иероглифической письменности, в традиции чайной церемонии, в искусстве икебаны, и необыкновенных для европейцев праздниках любования природой: весной - цветущей сакурою, осенью - месяцем, зимой - снегом.
Японский писатель

Я. Кавабата, чье творчество является воплощением национальной культуры, «всю свою… жизнь порывался к прекрасному» и воссоздавал его на страницах своих книг. Сюжетной основой повести «Тысяча журавлей», удостоенной 1952 года престижной литературной премии Академии искусств Японии, автор избрал чайную церемонию. Во время этого обряда встречаются юноша Кикудзи и преисполненная волшебной молодости девушка Юкико. Девушка несла в руке розовое крепдешиновое фуросики с выбитыми на нем белыми журавлями. Отсюда и название произведения: журавли - символ чистоты и красоты, к которым стремится человеческая душа.

Чайный обряд в повести не просто фон, на котором разворачиваются события, он помогает раскрыть идею произведения. Отношение к нему определенной мерой помогает понять характеры персонажей и человеческие взаимоотношения. Японская эстетика довела этот старинный обычай к уровню высокого искусства. Непременными условиями чайной церемонии есть гармония, молчание, чистота и покой. Суть обряда заключается в том, чтобы дать человеку возможность оторваться от суетной жизни, погрузиться в думы, очистить свои чувства, быть искренним, быть самим собой. Тот, кто в самом деле приобщается к тайне чайного ритуала, будто проходит обряд очищения.

Произведение Кавабата, пронизано расположением духа созерцания, дает возможность по-новому увидеть вещи, ощутить красоту в будничном. Вещи у Кавабата живут своей особой жизнью. Автор детально, с душевным трепетом, будто бы о людях, рассказывает о чайной посуде. «Старинные чашки… им, несомненно, лет триста-четыреста, а сколько в них света!.. Казалось, жизнь бьется под их гладенькой поверхностью. Кикудзи смотрел на чашки, а ему мерещились его отец и мать Фумико такие же чистые и непорочные».
Кавабата показывает, что сознание японцев, которые привыкли почтительно относиться к вещам, обожествляет и предметы искусства, и предметы бытового употребления, усматривая в них воплощение красоты. «Кикудзи остановил взгляд на кувшине. Из-под белой поливы чуть-чуть проступал багрянец. Кикудзи простер руку и затронул волшебную поверхность кувшина: она была холодная, и от слабого багрянца, казалось, струилось тепло.

Красивое «свет»…
И мне оно нравится…
Приятное, как сон…

Японцы умеют окружать себя красивыми вещами, цветами, произведениями искусства, которые становятся неотъемлемой частью их повседневной жизни. Стены для чайной церемонии в помещении Кикудзи украшены замечательными картинами. В его комнатах всегда стоят живые цветы. Любование темно-синим цветочком на хрупком стебельке в вазочке навевает Кикудзи раздумья о быстротечности жизни и вечность красоты. «Хрупкая ипомея, что и за день увянет, и трехсотлетняя дынька… Пораженный этим сравнением, Кикудзи некоторое время не мог отвести взгляд от цветка».

Японской национальной культуре присуще стремление человека к гармонии с природой. Герой повести «Тысяча журавлей» постоянно ощущает ее рядом. Шагая дорожками храмового сада, Кикудзи замечает, что дикая азалия на склоне горы оделась в бутоны. Возвращаясь домой электричкой после ночи, проведенной с госпожой Оота в отеле, он видит картину утреннего зарева, и его зрение фиксирует все детали этого пейзажа: «Красное солнце будто плыло на горизонте, скользя по верхушкам деревьев. Лес выступал на небе черным силуэтом».

Со временем эта картина в мельчайших деталях вырисуется в его воображении при вести о смерти госпожи Оото. Кикудзи способен наслаждаться природой, ощущать живой поток ее энергии. «Звезда блестела среди туч и потому казалась еще большей, чем была на самом деле, ореол вокруг нее был аж будто влажный».

Произведения Я. Кавабата рассказывают о скрытой красоте мира, в которой живут люди и какая живет в людях, но ее они не всегда замечают. Свою Нобелевскую премию (Нобелевская премия была присуждена художнику в 1968 г.) писатель назвал «Красотой родившейся Японии». Этим названием Кавабата хотел подчеркнуть, что достижениями в своем творчестве он обязан тому духу национальной культуры, который носит название «красоты Японии».