Готовые школьные сочинения

Коллекция шпаргалок школьных сочинений. Здесь вы найдете шпору по литературе и русскому языку.

Художественное своеобразие поэмы М. Цветаевой «Крысолов»

Анализ поэмы «Крысолов» требует особого внимания. Поэтесса определяет жанр созданного произведения весьма замысловато: лирическая сатира. Гегель писал: «Обычные теории не знали, как быть с сатирой, и затруднялись, куда ее отнести. Ибо в сатире вовсе ничего нет эпического, а к лирике она, собственно говоря, тоже не подходит». Не могут быть связаны понятия «сатира» и «лирика» - таково мнение немецкого философа. Его придерживаются многие современные литературоведы. Оно же отражено и в «Словаре литературоведческих терминов». Означает ли это, что Марина Цветаева ошиблась, определяя жанр «Крысолова»? Отнюдь, еще со времен античности и классицизма теоретики искусства рассматривали сатиру как вид лирики, содержащей осмеяние; отрицательных явлений жизни, человеческих и общественных пороков. Следует отметить, что поэма Цветаевой «Крысолов», насыщенная разнообразными формами смеха, содержит и те эмоционально-вдохновенные лирические ноты, которые позволяют отнести это произведение к столь сложному и редко встречающемуся жанру - лирической сатире.

Оригинальна композиция цветаевской поэмы. Шесть ее глав («Город Гаммельн», «Сны», «Напасть», «Увод», «В ратуше», «Детский рай») представляют собой подвижные поэтические структуры, отражающие сложный и трагический процесс столкновения извечных категорий бытия - добра и зла, духовности и бездуховности, самоотверженного подвижничества и пошлого сытого прозябания.

В основу сюжета «Крысолова» положена западноевропейская средневековая легенда о том, что в 1284 году на немецкий город Гаммельн обрушилось нашествие крыс. Спас горожан бродячий музыкант: звуки его флейты околдовали грызунов, увлекли их за собой и привели к реке Везвер, в которой они нашли свой конец. Бургомистр и городские толстосумы, обещавшие избавителю денежное вознаграждение, не заплатили ни гроша. Тогда разгневанный музыкант, играя на флейте, очаровал м увел за собой всех детей города Гаммельна. Взошедших на вершину горы Контенберг юных горожан поглотила разверзшаяся под ними бездна.

Фантазия поэтессы внесла существенные изменения в фабулу этой легенды: нашествие крыс на город Гаммельн - кара за равнодушие и эгоизм «сытых», за их деградацию, бездуховность; обещанная музыканту награда - не презренный металл, не деньги, а женитьба на красавице Грете, дочери бургомистра; увести из города детей помогли музыканту не столько звуки волшебной флейты, сколько желание юных горожан любой ценой избавиться от мук, причиняемых им догматической бездуховной системой образования, и надежда обрести внутреннюю свободу и возможность взглянуть на мир своими собственными глазами, а не глазами догматиков и лжецов.

Первая глава поэмы - «Город Гаммельн» - погружает читателя в атмосферу сытой пошлости и бездуховности, в которой протекает жизнь обывателей города Гаммельна:

В городе Гаммельне - отпиши - Ни одного кларнета. В городе Геммельнс - ни души, Но уж тела за это!

Плотные, прочные. Столб, коль дюж, Дюжины стоит душ.

Лень, праздность, равнодушие, презрение к тем, кто беден,- все это наложило отпечаток на сознание горожан. Даже погружаясь в сон, они не могут избавиться от разлагающего их души дыхания пороков. Их буквально преследует «запах» скаредности, накопительства:

Не запах, а звук! Мошны громогласной Звук. Замшею рук По бархату красных Перил - а по мне: Смердит изобилье!

Глава «Сны», сотканная из видений обывателей города Геммельна, усиливает впечатление от картины их «бдения», изображенной в первой главе. Обвинением образу жизни горожан Гаммельна звучат строки из главы «Напасть», в которых едкая и язвительная ирония с предельной резкостью изобличает сытую пошлость и агрессивную «злость сытости». В них же предупреждение: зло порождает зло, и, быть может, более опасное. «Города злость» уже нависла над погрязшим в пороках городом и вот-вот обрушится на головы бюргеров.

  • Так, чтобы в меру щедрот: не много
  • Чтоб и не мало.
  • Так и гудит по живому салу:
  • «Склады-завалы».
  • К вам, сытым и злым,        
  • К вам, жир и нажим:
  • Злость сытости! Сплев,
  • С на - крытых столов!
  • Но - в том-то и гвоздь!
  • Есть - голода злость.

Но ни посулы бургомистра, ни угроза, нависшая над каждым бюргером, не могут расшевелить молодых людей города Гаммельна. Они не только боятся сразиться с крысами, но и не знают, как это делается. Паника в городе только усугубляет положение горожан. Только чудо может спасти Гаммелън от гибели. Порожденное злом и пороками зло бесчинствует, угрожая бюргерам голодной смертью. Казалось, не было надежды на избавление. Спасителем города должен стать «человек в зеленом». Почему именно в зеленом, а не в желтом или красном? Почему поэтесса выбрала «зеленый» для своего героя? Известно, что Марина Цветаева придавала огромное значение цветовой символике: целые стихотворения, циклы и значительные фрагменты поэм, драматических произведений» построены на активном использовании слов со значением цвета: «Цыганская свадьба», «Бузина», «Отрок», «Душа», «Скифские», «Перезолочки», «Георгий», «Автобус», «Ариадна» и др. Поэтесса неоднократно подчеркивала, что пишет «по слуху», но зрительный образ занимает в ее творчестве не последнее место.

Комментарий. Краски принято считать эстетическим эквивалентом действительности, но в то же время цвет может трактоваться как символ, намекающий на то, что порой не может быть выражено.

Символика цвета опирается на объективные особенности психики, на разнообразные ассоциации;, нередко самые простые: зеленый цвет - весна, пробуждение, надежда; синий - небо, чистота; желтый - солнце и жизнь; красный - огонь, кровь; черный - темнота, страх, опасность, смерть. Такая мотивировка имеет в своей основе жизненный опыт, который переплетается с религиозно-мифологическими воззрениями. Особое внимание символике цвета уделяли в западноевропейском средневековье. Уместно напомнить, что поэма «Крысолов» М. Цветаевой основана на средневековой легенде. По словам западноевропейских богословов, контакт между человеческим и Божественным мирами устанавливается при помощи символов (невидимый, потусторонний мир отпечатывает знаки в материи, доступной взору человеческому: в красках, в цвете. Известно, что папа Иннокентий III установил для церковных католических праздников литургические цвета: белые - для Рождества, Пасхи, Вознесения; красные - для распятия и мученичества; синие - для событий из жизни Богоматери Марии; черные - для оплакивания; зеленые - для крещения и воскресных дней. Красный, синий и зеленый - обозначения Святой Троицы. Любопытно, что в средневековой иконографии за известным персонажем Нового Завета Иоанном Предтечей закрепился светло-зеленый цвет (цвет надежды). Следует вспомнить и цвета древнерусской иконописи. Христианская символика цвета, созданная Дионисием Ареопагитом, предполагала зеленый как символ юности и цветения. Безусловно, Цветаевой были известны эти факты. Можно предположить, что она читала трактат И. В. Гете «Учение о цвете» (Цветаева хорошо знала немецкий язык). Не могло пройм МИМО ее энциклопедического сознания и увлечение символикой цвета таких мастеров европейской культуры, как Каспар Давид Фридрих (немецкий пейзажист), Новалис (немецкий писатель-романтик), Д. Г. Россетти (английский поэт и художник-прерафаэлит) , Василий Кандинский (русский художник-абстракционист), Ван Гог и Поль Гоген (французские художники-постимпрессионисты), Артюр Рембо (французский поэт-символист) и др. Друг Ван Гога художник Анкетен распространил символику цвета на времена суток. Зеленый цвет у него символизировал утро.

Нужна шпаргалка? Тогда сохрани - » Художественное своеобразие поэмы М. Цветаевой «Крысолов» . Литературные сочинения!

Художественное своеобразие поэмы М. Цветаевой «Крысолов»