Готовые школьные сочинения

Коллекция шпаргалок школьных сочинений. Здесь вы найдете шпору по литературе и русскому языку.

Юбилейная ритуальная практика - часть 11

Театрализованное представление состоялось и на месте дуэли поэта. Царское Село устраивало Пушкинскую Ассамблею (в Москве тоже состоялось такое мероприятие) – настоящее костюмированное празднование с фейерверком (кстати, фейерверк стал одним из обязательных элементов праздников в Царском Селе). Большой концерт в Пушкинский День России проходил на открытой площадке для всех желающих, ливень остановил этот концерт, но как только тучи рассеялись, вновь собрались и артисты и зрители; праздник продолжался допоздна. Театрализованная экскурсия по городу и пушкинским местам тоже представляла собой карнавал – девушки-наездницы, гусарская форма оркестрантов, дети – участники экскурсии (из детских домов) были наряжены в костюмы пушкинских героев и ехали на дрожках. Главный праздник года в Пушкине – Царскосельский карнавал – состоялся двумя неделями позже юбилейного дня, во многом повторяя свою «репетицию» 1998 года. Здесь «бронзовый Пушкин» (карнавальный костюм под «памятник Поэту») «открывался» весьма серьезной церемонией, а потом разгуливал по всему парку. Эмблемой карнавала стало «солнце русской поэзии» – стилизованный портрет Пушкина (бакенбарды, цилиндр) в окружении лучей с подписью «Пусть всегда будет Пушкин». «Дурацкие» колпаки, дамские «чепчики» и «цилиндры» украшали головы гуляющих. Карнавальная культура, реализованная в русской традиции в основном на святки, переносилась на более «удобное» время года – лето. То, что праздник Пушкина и поэзии оказался вполне совместим с травестированными формами демонстраций, говорит о новом этапе ритуальной практики[lxxv].

Отметим, что подобные гуляния состоялись в разных городах России без всяких централизованных указаний. Например, О. Власова сообщает о праздновании Пушкинского Дня в Кузбассе: «У нас все гораздо проще – выпьем рюмочку за упокой его великой души, а вторую – за родной город. И Пушкин станет ближе и понятнее. Потом можно и погрустить наедине с поэтом и за нос его подергать, благо, такая возможность была. На аллее, ведущей к площади Пушкина и набережной, стояли симпатичные фанерные фигурки в костюмах начала XIX века, и сам поэт беседовал со своей тенью. А чтобы легче было погрузиться в ту далекую эпоху, по набережной гуляли барышни в платьях по моде “золотого века” русской литературы»[lxxvi].

Игровые формы не исчерпывались «карнавализацией». Так, центральная выставка к юбилею поэта, подготовленная Русским музеем, носила название «Игра и страсть» и достаточно резко отличалась от традиционных «юбилейных» вариантов. Строгановский дворец разместил основные экспонаты выставки, представлявшей всевозможные игрушки, игры, народные празднества и гуляния, а также балы, маскарады, дуэли и азартные игры. Сцена дуэли Дантеса и Пушкина была представлена в восковых фигурах. На выставке была возможность поиграть в французскую рулетку или бильярд. Запланированная федеральной программой выставка «Два века русской культуры» в Манеже тоже содержала игровые элементы, особенно в той части выставки, которая была связана с современными интерпретациями судьбы поэта и его произведений. Все выставочные залы Союза художников на Б. Морской, 38 были отданы современной художественной Пушкиниане. И здесь можно наблюдать те же тенденции – особенно в «зоне авангарда», о котором в связи с ритуальной практикой юбилея надо сказать особо.

Понятие «авангард» может считаться достаточно расплывчатым[lxxvii]. К авангарду традиционно относится «передовой фронт» культуры, ее самые «смелые и свежие» формы. Современный российский авангард в критических выступлениях разного плана традиционно связывается с постмодернизмом. Впрочем, есть смысл уточнить понятие «авангард» применительно к дальнейшему анализу фактов. Обозначим этим словом разные виды искусства, объединенные общим стремлением «слома традиции» – в основном, традиции соцреализма, хотя в последнее время это стало несколько банальным – зачем бороться с призраками, которых нет? Однако пушкинский юбилей оказался полем, потенциально заминированным опасностью «возрождения» «соцреалистической» практики (в самом широком смысле). Ритуализованное «по-советски» сознание вступило в конфликт с сознанием «пост-советским». Как мы уже выяснили, общая тенденция перемен в ритуальной практике была связана с «раскрепощением» и выходом за рамки «освященного традициями» празднования. Миф о Национальном Поэте нуждался в адекватных ритуалемах (адекватных новому уровню сознания носителей мифа), авангардные формы культуры оказались вполне востребованы юбилейными торжествами.

В чем особенности авангардистской позиции в «юбилейном вопросе»? Прежде всего, в искренности участия в торжествах. Не было обязательной «принудиловки», «плана», спускаемого «сверху». Работы художников, поэтов, посвященные Пушкину, были совершенно сердечной «данью». На открытии одной из самых показательных выставок юбилейного времени, «Пушкин – это наше все» (объединившей экспонаты Всероссийского музея А. С. Пушкина и Хармсиздата), организатор выставки М. С. Карасик сказал: «Как ни смешно, нет художников в Петербурге, не откликнувшихся на юбилей Пушкина». Между тем на выставке раздавались листовки, содержащие «теоретическую» статью М. Золотоносова, и буклеты, текст которых был составлен С. Азархи. И статья, и буклет прямо декларировали отвержение былого поклонения, «ниспровергали» Пушкина и резко нападали на размах юбилейных празднований: «Нынче – финал: вызывающая рвоту телевизионная пропаганда, переиздания сразу всех книг о Пушкине, маразматические рассуждения старомыслов – от Н. Скатова до А. Кушнера… Все создает Большую Ложь. Ибо, конечно, представления о значении Пушкина для русской литературы и культуры очень сильно преувеличены, в поэты № 1 и “наше все” он возведен исключительно в пропагандистских целях (нужен царь зверей – лев, нужен царь поэтов – Пушкин), а на самом деле ему сильно повезло, что не он убил Дантеса, а Дантес – его»[lxxviii]; «Новый культ не только не отказался от старых традиционных обрядов, но без изменений позаимствовал их, взяв на вооружение мистерии, сопровождаемые религиозной экзальтацией, массовые паломничества к святым местам жизни и смерти, зажигание свечей по табельным дням, коллективное заучивание и произнесение вслух стихов – молитв и заклинаний, и ритуальный каннибализм, принявший форму причастия»[lxxix]. Однако сами экспонаты выставки демонстрировали «реальный вклад» авангарда в общие ритуалемы празднества. Если «ниспровержение» было понято как «выставление в смешном свете», то эта цель оказалась недостижимой. Именно «ножницы» между «целями и задачами» выставки, формулируемыми организаторами, и самим характером работ ярко демонстрируют всеобщность манифестаций мифа. Вряд ли можно себе представить столь дружный отклик авангарда на, например, юбилей Есенина или Лермонтова. Разумеется, можно возразить, что выставка и была «реакцией» на «тошноту славословий». Однако и в форме примитивизма («Сходитесь» М. Гавричкова – полотно, изображающее дуэль Пушкина и Дантеса в виде детского рисунка), и в жанрах «физиологического очерка» («Мой Пушкин» Н. Эберлинг – литровая баночка с формалином, в котором плавают кишки, обвивая осколок гипсовой маски Пушкина) нельзя усмотреть столь призываемого «ниспровержения». Дуэльная тема лидировала на этой выставке: и «след от пули Дантеса» (подпись под вполне случайной дырой на обоях), и картина В. Голубева с подписью: «…И переодевшись в платье убитого им Дантеса инкогнито покинул место дуэли», на которой щеголь в плаще и золотой кирасе уверенно садится в карету, а другие участники дуэли за руки, за ноги тащат некое тело в подштанниках), и картина Д. Шагина «Пустое сердце бьется ровно», где в Пушкина-«митька» целится страшный дядька, – все это многообразие не создает впечатления «ниспровержения». Попытка найти иные средства, убежать от «штампа» ведет к действительно новым формам выражения старого содержания, точно обозначенного общим названием выставки: «Пушкин – наше все». Не случайно А. Флоренский включает портрет Пушкина в галерею «Любимые русские типы» наравне с Грибником, Солдатом, Матросом, Старушкой, Дачником и Солженицыным.

Нужна шпаргалка? Тогда сохрани - » Юбилейная ритуальная практика - часть 11 . Литературные сочинения!

Юбилейная ритуальная практика - часть 11