Готовые школьные сочинения

Коллекция шпаргалок школьных сочинений. Здесь вы найдете шпору по литературе и русскому языку.

Бесчувственная душа у ростовщика Скруджа

Диккенс думал об Англии будущего гораздо больше, чем об Англии прошлых эпох. Если он и обращался к старым временам, то лишь потому, что в прошлом хотел найти ответ на вопросы современности, как это было с «Барнеби Раджем». Но по той же причине его беспокоило будущее: «Что посеешь, то и пожнешь»,- сказано в романе «Мартин Чезлвит». Да, он предпочитал Англию «свободным» Штатам. Но видеть картины народного бедствия нестерпимо. Ежедневно гибнут от нужды бедняки, и прежде всего дети, которые с малых лет изнывают на фабриках и в шахтах. В феврале 1843 года в одном из писем он подводит горький итог: «Нужда торжествует, отчаяние беспредельно, бедность повсеместна»

Как раз в это время-ученый-экономист доктор Смит просит Диккенса написать памфлет «В защиту ребенка-бедняка». Диккенс согласен, но пусть это будет не статья и не памфлет. «Молот» ударит «в двадцать тысяч раз сильнее», если за дело возьмется Диккенс-художник. Он напишет повесть к ближайшему рождеству. В назначенный срок выходит «Рождественская песнь». Через год - «Колокола» (1844), потом «Сверчок за очагом» (1845), «Битва жизни» (1846), «Одержимый» (1848). Первые две повести, хотя и облеченные в форму фантастических видений, очень ясно излагают социальную программу Диккенса. Но почему Диккенс обращается к жанру рождественской новеллы? К рождеству у него было особое отношение. Еще в «Очерках Боза» он славит его как праздник добрых чувств и прощения всех обид. Мы помним, с каким умилением живописал он рождественский праздник в Дингли-Делл. Однако рождество, по Диккенсу, не только любимый семейный праздник, но праздник равенства. Как-никак «божественный младенец», по евангельской легенде, родился в коровнике - обстановке самой что ни на есть «демократической». И раз в году, в декабре, «фактом» этого скромного рождения бедняк как бы уравнивался с теми, кто в остальное время года смотрел на него сверху вниз. В рождественский праздник даже беднейший из бедных оставался дома, в кругу семьи, не рискуя потерять работу. Он наслаждался сознанием своего человеческого достоинства. Для Диккенса, который надеется на мирное разрешение общественных конфликтов, рождество связано и с мечтой о всеобщей   доброте   и   благожелательности,   которые   должны воцариться в мире. А рождественский рассказ должен в этом убедить, поддержать силы бедняка и тронуть сердце хозяев, раздробив ледяной панцирь эгоизма.

Такая ледяная, бесчувственная душа у ростовщика Скруджа, чье дело «выжимать соки» и «заграбастывать» деньги. Кажется, что его редкие волосы и брови заиндевели, а губы посинели от этого внутреннего холода. Не «оттаивает» он и в рождество. Напрасно племянник убеждает Скруджа, что рождественские дни «единственные дни во всем календаре, когда люди, словно по молчаливому согласию, свободно раскрывают друг другу сердце и видят в своих ближних - даже в неимущих и обездоленных - таких же людей, как они сами». У Скруджа относительно бедняков очень твердые понятия. Тысячи бедняков не имеют крыши над головой? А зачем тогда остроги, тюрьмы и работные дома? Когда же ему говорят, что некоторые предпочитают смерть жалкому существованию в работном доме, Скрудж невозмутимо отвечает: «Тем лучше… это сократит излишек населения».

И много еще горя принес бы ростовщик Скрудж, не явись ему во сне дух Марли, его бывшего компаньона, такого же выжиги при жизни, как он сам. Теперь Марли сокрушается, что был жесток, и предупреждает Скруджа, что его «посетят» еще три потусторонних пришельца. Первый Дух - Дух прошлого рождества - переносит Скруджа в дни детства. Он видит себя одиноким мальчиком, который в рождественский вечер читает арабские сказки. Али-Баба и сорок разбойников - его единственные друзья, и Скрудж плачет от жалости к себе. А вот он, молодой клерк, в конторе доброго мистера Феззиуига, который устроил веселое рождество с танцами и угощением для домочадцев и слуг. Вот Скрудж расстается с невестой. Он ее любил, но эту любовь вытеснила другая страсть - к наживе.

Дух нынешнего рождества показывает Скруджу, как встречает праздник его клерк Боб Крэтчит, которого он так неохотно отпустил из конторы на целый день. Беден дом Крэтчита, его рождественский пудинг слишком мал для большой семьи, но за его столом сидят дружные и любящие дети, а душа застолья - больной мальчик Тим, радость всей семьи. Однако если дела семьи не поправятся, говорит Дух, мальчик не доживет до следующего рождества. И Дух насмешливо повторяет слова Скруджа: «Пусть умирает и тем самым сократит излишек населения». Но так мог сказать прежний Скрудж, а не теперешний, которого мучают раскаяние и печаль. А вскоре ему становится страшно при виде двух заморенных, уродливых детей, припавших к ногам Духа. «Эти дети - порождение человека,- говорит Дух.- Имя мальчика - Невежество, имя девочки - Нищета. Остерегайся обоих… но пуще всего берегись мальчишки, ибо на лбу у него начертано «Гибель», и гибель он несет с собой, если эта надпись не будет стерта». Третий Дух, будущего рождества, показывает Скруджу его судьбу, если он не переменится к лучшему.

 Он умрет, никем не оплаканный, и его ограбит в смертный час равнодушная прислуга, как сам он грабил бедняков. И Скрудж перерождается, он становится добрым хозяином, любящим дядюшкой, щедрым благотворителем. Но главное достоинство «Песни» не столько в этой сказочной метаморфозе, сколько в задушевной теплоте, с какой Диккенс рисует семейство бедняка Крэтчита. Сила «Рождественской песни», один из секретов ее необычайного эмоционального воздействия - в доверительной, сердечной интонации, в ощущении постоянного и доброго присутствия автора. Вот Дух прошлых святок приближается к Скруджу, они совсем рядом, и Диккенс добавляет: «вот как мы с вами, ведь я мысленно стою у вас за плечом, мой читатель».

 

Нужна шпаргалка? Тогда сохрани - » Бесчувственная душа у ростовщика Скруджа . Литературные сочинения!

Бесчувственная душа у ростовщика Скруджа