Готовые школьные сочинения

Коллекция шпаргалок школьных сочинений. Здесь вы найдете шпору по литературе и русскому языку.

Жизнь и творчество О. Э. Мандельштама

МАНДЕЛЬШТАМ Осип Эмильевич [3 (15) января 1891, Варшава 27 декабря 1938, лагерь Вторая Речка под Владивостоком], русский поэт, прозаик, переводчик, эссеист. Начинал как представитель акмеизма. Поэзия насыщена культурно-историческими образами и мотивами, отмечена конкретно-вещественным восприятием мира, трагическим переживанием гибели культуры. Сборники «Камень» (1913), « Tristia » (1922), цикл «Воронежские тетради» (опубликован 1966). Книга «Разговор о Данте» (опубликована 1967), автобиографическая проза, статьи о поэзии. Репрессирован; реабилитирован посмертно.
“Стихи о неизвестном солдате” — основное стихотворение “Третьей Воронежской тетради”. Оно само по себе является циклом, вокруг которого располагаются дополнительные тематические (и словесные) циклы.” В частности, “небесные” стихи. Предтечей “Солдата” безусловно является стихотворение, написанное еще в 1923 г . — “А небо будущим беременно …

Опять войны разноголосица
На древних плоскогорьях мира,
И лопастью пропеллер лоснится,
Как кость точеная тапира …

Итак, готовьтесь жить во времени,
Где нет ни волка, ни тапира,
А небо будущим беременно —
Пшеницей сытого эфира …

Давайте бросим бури яблоко
На стол пирующим землянам.
И на стеклянном блюде облака
Поставив яств посередине…

Как шапка холода альпийского,
Из года в год в жару и лето,
На лбу высоком человечества
Войны холодные ладони.
А ты, глубокое и сытое,
Забременевшее лазурью,
Как чешуя многоочитое ,
И альфа и омега бури:
Тебе чужое и безбровое,
Из поколенья в поколенье, —
Всегда высокое и новое
Передается удивление.

Как видно из этих строчек основные темы для будущего шедевра уже намечены (собственно, само это стихотворение — также самостоятельный шедевр, но все же …) Тема Неба, Тема Войны и Смерти, Тема Человека во Вселенной, Тема Будущего. В этом произведении уже взята та непостижимая метафизическая высота Слова, которая позже повторится (хотя в искусстве ничего не повторяется — значит будет еще выше, еще непостижимее) — в “Солдате”.
Одновременно с “Солдатом”, в 1937 г . были написаны еще несколько стихотворений, ступеньками ведущие, подготавливающие нас к той головокружительной вершине, которая предстоит в итоге.
Вот отрывки из них :

Не кладите же мне, не кладите
Остроласковый лавр на виски,
Лучше сердце мое разорвите
Вы на синего неба куски …
И когда я усну, отслуживши,
Всех живущих прижизненный друг,
Он раздастся и глубже и выше —
Отклик неба — в остывшую грудь.

Заблудился я в небе — что делать?
Тот, кому оно близко — ответь!
Легче было вам, Дантовых девять
Атлетических дисков звенеть,
Задыхаться, чернеть, голубеть …

Может быть, это точка безумия,
Может быть, это совесть твоя
Узел жизни, в котором мы узнаны
И развязаны для бытия.
…………………………………………
Чистых линий пучки благородные,
Направляемы тихим лучом,
Соберутся, сойдутся когда-нибудь
Словно гости с открытым челом …

“Работая над “Солдатом”, точнее над его “небесной” частью, О.Мандельштам вспомнил слова Гумилева о том, что у каждого поэта свое отношение к звездам, и сказал, жалуясь, что у него звезды появляются, когда материал кончается …”

До чего эти звезды изветливы ?
Все им нужно глядеть — для чего?
В осужденье судьи и свидетеля,
В океан без окна вещество.
или —
Для того ль заготовлена тара
Обаянья в пространстве пустом,
Чтобы белые звезды обратно
Чуть-чуть красные мчались в свой дом?..

Читая эти строчки, хочется продолжить фразу Мандельштама, слегка изменив ее — ” … когда о тработанный материал кончается, и появляется нечто новое …” Вообще же Мандельштам слегка лукавил и немного воображал — материал был всегда!

А вот как писал о звездах Афанасий Фет:

Долго ль впивать мне мерцание ваше,
Синего неба пытливые очи?
Долго ли чуять, что выше и краше
Вас ничего нет во храмине ночи?

Может быть нет вас под теми огнями:
Давняя вас погасила эпоха, —
Так и по смерти лететь к вам стихами
К призракам звезд, буду призраком вздоха?

“Угасшим звездам”

Неправда ли, как “далеки” друг от друга звезды первого и второго поэта, какая разная у них аура, какое разное к ним отношение. Общее — лишь вечное “звездное вопрошение ” и сами звезды…
“На первом этапе работы разрабатывалась тема пехоты, окопов, свороченных пластов земли (насыпи, осыпи) и неба, если на него смотреть из окопов … Отсюда сохранившийся в окончательном тексте эпитет “дальнобойный” (к слову “воздух”) — дальнобойные орудия — это новинка первой мировой войны, и в этом же отрывке “яд Вердена” — воспоминания об ядовитых газах — нововведении этой же-войны .”
Вот запись из черновика (их было очень много — черновых вариантов на каждый отрывок)

Этот воздух пусть будет свидетелем,
Дальнобойное сердце его,
Яд Вердена — всеядный и деятельный
Океан без окна — вещество …

или другой вариант —

Этот воздух пусть будет свидетелем —
Безымянная манна его —
Сострадательный, темный, владетельный —
Океан без души, вещество …

Темный, отравленный воздух — уже не воздушный океан, а вещество — враждебное, ненастоящее, “химическое вещество”.
“В связи с газами появляется семистишие “Шевелящимися виноградинами угрожают нам эти миры …” Так любимый, воспетый Поэтом виноград, виноградная лоза обыгрывается здесь как нечто смертельное, неживое.

И висят городами украденными,
Золотыми обмолвками, ябедами,
Ядовитого холода ягодами…

“Стихи о неизвестном солдате” начались едва ли не в январе, работа над ними продолжалась не меньше двух месяцев.
“Работая над “Солдатом” О. МАНДЕЛЬШТАМ как-то сказал: “Получается что-то вроде оратории…” ” И получилось действительно крупное музыкальное — драматическое произведение для хора, певца-солиста и оркестра.
Певец — сам Осип Мандельштам, хор — “миллионы убитых задешево …” Истребления Человека Человеком и находит свой апофеоз в строках — “Аравийское месиво, крошево …” Тема Апокалипсиса, конца Жизни — ЭТО ЗРЕНИЕ ПРОРОКА СМЕРТЕЙ
Тема Неизвестного Солдата … Она впервые появилась в черновом (каком по счету?) варианте “Солдата”.
Надежда Мандельштам спросила О. МАНДЕЛЬШТАМ: “На что тебе сдался этот “неизвестный солдат”? Он ответил, что может, он сам — неизвестный солдат. Личная тема, проявившаяся в последней строфе — “Я рожден в ночь с второго на третье Января…” — начинается именно с неизвестного солдата — “И в своей знаменитой могиле неизвестный положен солдат”.
Тема ласточки… Ласточка (как и щегол) — сквозная тема в творчестве Мандельштама. В черновом варианте “Солдата” она звучала как “смертоносная ласточка”. Но затем была отвергнута Поэтом и появились такие окончательные строки

Научи меня, ласточка хилая,
Разучившаяся летать,
Как мне с этой воздушной могилой
Без руля и крыла совладать…

Иносказательно, — это тема авиации, воздушной катастрофы, погибающего летчика … и похороны летчика, т.е. себя

Не мучнистой бабочкой белой
В землю я земной прах верну —
Я хочу, чтоб мыслящее тело
Превратилось в улицу, в страну:
Позвоночное, обугленное тело,
Сознающее свою длину.

Поэт ассоциирует себя с летчиком — сначала “холод пространства бесполого”, а потом беспамятство, быстро просмотренная Жизнь и “свист разрываемой марли”

Дальше — еще не припомню — и дальше как будто
Пахнет немного смолою, да кажется, тухлой ворванью…

Это уже там, в запредельном мире…
Каждая ремарка, каждый отсыл к другому, сопряженному стихотворению показывают сколь сильна, неразрывна, хотя и незаметна на первый взгляд связь между ними и “Солдатом”. “Солдат” — это некая сердцевина, сердце, от которого и к которому по невидимым капиллярам движется кровь, соединяя в общую кровеносную систему практически все позднее (последнее) творчество Осипа Мандельштама

Я скажу это начерно, шепотом,
Потому что еще не пора,
Достигается потом и опытом
Безотчетного неба игра…

Предтечи … Тема “оптовых смертей…”

Миллионы убитых задешево
Протоптали тропу в пустоте, —
Доброй ночи! всего им хорошего
От лица земляных крепостей!

Неподкупное небо окопное —
Небо крупных оптовых смертей, —
За тобой, от тебя, целокупное ,
Я губами несусь в темноте…

В первой строфе — какое cострадание , какая истинная любовь ко всем безвестным — “Неизвестным Солдатам” — это в первых двух строчках — и какое осуждение ко всеобщему равнодушию и отупению — в третьей и четвертой. Даже некая издевка — “от лица земляных крепостей”, от которых скоро ничего не останется, настолько все мнимо, эфемерно, недолговечно именно в силу вселенского людского равнодушия.
Во второй строфе строчка — “Я губами несусь в темноте…” — именно губами, которые созданы для нежности, для поцелуя. Поэт пытается дыханием своих губ согреть этот вечный равнодушный Холод целокупного — Неба и Земли с его мертвыми воздушными ямами и развороченными могилами…
А вот как на ту же тему — у Д.Г. Байрона —

Вседневно тысячи ложились, умирая,
Но увенчала все резня при Ватерлоо

… Не мне писать о бойне той,
Коль в страхе — ангелы, коль даже Вельзевула
Его ж деяние схватило тошнотой,
По горло сытого средь адского разгула:
В исконной жажде зла он собственной рукой
Те отточил мечи — но и его шатнуло …”
“Видение суда”

Есть также свидетельство Л.В.Кациса Байроновского влияния на саму идею “Стихов о неизвестном солдате”, и даже на само построение вещи

Зарыт он без почестей бренных
Врагами в сыпучий песок,
Лежит на нем камень тяжелый,
Чтоб встать он из гроба не мог.

И в час его грустной кончины,
В полночь, как свершается год,
К высокому берегу тихо
Воздушный корабль пристает.

Но спят усачи — гренадеры —
В равнине, где Эльба шумит,
Под снегом холодной России,
Под знойным песком пирамид.
“Воздушный корабль.”

Нужна шпаргалка? Тогда сохрани - » Жизнь и творчество О. Э. Мандельштама . Литературные сочинения!

Жизнь и творчество О. Э. Мандельштама